Литературные новейшие афоризмы, крылатые выражения, изречения

Русские афоризмы, высказывания, изречения, крылатые выражения

Литературные новейшие афоризмы

Поделиться среди друзей
Нравится

Во всей природе человек,
скажу вполне определённо
и нисколько не шутя, –
по сути, именно сейчас
едва ль не самое заблудшее,
увы, её дитя!

Как нету правого без левого,
нет без востока запада,
а севера без юга,
так в жизни сей печаль и радость
совершенно обойтись
никак не могут друг без друга.

Не правда ли,
как существуют меж людьми
не искушённые в науках
истинные мудрецы,
так и, особенно, увы,
неисправимые,
«учёные» тупицы и глупцы.

Фантазиям
подчас способны предаваться
неспроста
иные даже и науки корифеи. –
И то сказать:
не в них ли иногда рождаются
глубокие
и самые насущные идеи?

Право ж, что проку человеку
рассуждать о смысле жизни,
как о хлебе иль халве,
по-обывательски, со скукой,
если сердце в нём холодное
да «каша» в голове?

Увы, и на пути к спасению души,
что б ни было
и кто б ни шёл с тобою рядом,
едва ли всё же обойдётся
без испития, почти сократовского,
чаши с ядом!

В чём не имеется сомнений:
суеверия в религии –
что те же сорняки,
без методической прополки
заглушающие в сердце
веры истинной ростки.

Пожалуй, Истине и Богу
ничего не остаётся, как смириться
в нашем мире с незавидною Их участью,
ведь не секрет отнюдь, что в нём
на Них ошибочные мненья обладают,
как ни странно, поразительной живучестью.

Немало в мире тех, кому,
будь они при смерти,
считающим всё прибыль и убытки,
в порядке кажется вещей
с собой тащить на небеса
и все земные пережитки.

Пожалуй, всё же ни одно ещё
из изречений мудрости,
что требует признания,
из-за умов лукавых
не сумело избежать
печальной участи злотолкования.

Судьба и доля наши,
даже при имеющихся всех
своих изъянах, что не счесть,
гораздо чаще, на поверку,
всего более бывают справедливы
те, что есть.

Всё же счастливая,
напротив ли, несчастная судьба,
будь хоть с рожденья он слепец или калека,
как ни крути, отнюдь не сваливается
по её прихоти
с небес на человека.

Себя достаточно богатым ощутить
нельзя вовек,
ни даже на одно мгновение,
в жизни единственною целью,
как и смыслом же её,
имея лишь обогащение.

Цель бесконечно отдаляется и впрямь
и пропадает, наконец,
из поля зримости
уже при первой же
предательской являющейся мысли
о её недостижимости.

При интересе к ней
вся жизнь бывает залпом прочтена,
как увлекательная книга;
и так же в счастье
сутки, месяцы, и многие года даже,
сжимаются до мига.

Помимо духа одного,
к чему и время убивать
на все стяжания иные? –
Его богатство во сто крат
не превышает ли в цене
уж все сокровища земные!

Ту меру смолоду блюди –
не позволяя истомить души
ни жадности, ни ярости,
ни прочим бешеным страстям, –
чтоб тебя силы молодые
не покинули и в старости.

В пути земном
от всевозможных искушений избавлению
едва ли можно было бы не радоваться…
и о несбывшихся желаниях иных,
в конце концов, перекрестясь –
от всего сердца не порадоваться!

Не дефицит воды иль пищи,
не защита от стихийных бурь,
от зноя или холода… –
нужда одна большая в мире –
в насыщении великого
духовного в нём голода.

Всегда стоявшие и шедшие бок о бок
в авангарде
бесконечного развития,
мечта и вера до сих пор
предвосхищают
все великие научные открытия.

Сферой желаний человека заведуют слабости и пороки.

The sphere of human desires is under control of weaknesses and vices.

Дела все личные имеют свойство
(а ведь так легко
попасть бывает в их капкан!)
ряд наиболее насущных,
неотложных самых дел
отодвигать на задний план.

Божественная красота — когда смотришь на неё и хочется молиться, дьявольская — когда хочется прелюбодействовать.

Ни один шедевр живописи не даст то, что можно увидеть в любимых глазах.

Всё что пробуждает плотские желания – усыпляет разум.

All that awakens carnal desires puts the mind to sleep.

Неслучайно
торжество цивилизации
бездушной и исполненной
безжизненной натуры
оборачивается ущербом,
и притом как правило немалым,
для культуры.

Помимо прозы и поэзии
уж можно отнести
к роду особому искусства
уменье вкладывать в молчание
направленную мысль
и гармонические чувства.

Сколь бы обычны ни казались
окружающие вещи,
всё ж не стоит забывать:
смотреть ещё не значит видеть,
как и слушать тоже
и одновременно понимать.

Что будет главной предпосылкою успеха,
никогда нельзя
сказать наверняка:
и наихудшие условия
становятся подчас
«трамплином» лучшим для прыжка.

Дурён бывает человек
ровно в той степени,
критерии же прочие все хрупки,
в какой оправдывать готов свои
и осуждать чужие
неприглядные поступки.