Экзотические новейшие афоризмы, крылатые выражения, изречения

Русские афоризмы, высказывания, изречения, крылатые выражения

Экзотические новейшие афоризмы

Поделиться среди друзей
Нравится

Ревность – жгучая кислота уязвлённого самолюбия, вплёснутая на душу.

Апофеоз любви – полюбить козла

Любят не объект, а идеал, в котором его растворяют.

Иль не затем и испытания те,
коими угодно
удостаивать судьбе

всех нас на жизненном пути, –
чтоб мы могли в итоге
выяснить всю правду о себе?


Хоть тайны изредка её
и отворяют свои двери
по настойчивому стуку,

но нам не хватит целой жизни
для того, чтоб всю постичь
её великую науку!

Любовь не исчезает, она уходит, оставляя шрамы и благодарные узелки на память.

Любовь чиста как дух, как облако свободна.

Не чините, что работает, не пытайтесь изменять любимых.

В стуже вечной бесконечности Рай отапливается дыханием любви, а ад – кострами ненависти.

Любовь – эманация Святого Духа.

Альтруизм эгоизма, блаженная боль в одной упаковке зовётся любовь.

Альтруизм эгоизма, блаженная боль в одной упаковке зовётся любовь.

Хоть будь у всех он на устах,
как волны пенные,
легко людскую оседлав молву –
ничто при пустоте душевной
не удержит человека всё же
долго наплаву.
Перед количеством приоритет
всегда, пожалуй, качеству
уместно отдавать…
И голоса в отдельных случаях
гораздо лучше взвешивать бы,
нежели считать.

Амбиции
разного рода царедворцев ли,
тиранов ли на тронах,
с незапамятных уж дней,

всегда бывали
словно камни преткновения,
положенные на пути людей.

На всё смотря с привычным скепсисом,
как через затемнённые очки,
не разглядеть и света белого.

Также излишне обращая взгляд
на частности порой,
нельзя увидеть будет целого.

Сколь ни покажутся порою
лишены они души,
самодовлеющи и лишь материальны, –
их идеальные прообразы
предшествуют вещам
и, может статься, ещё более реальны.
С одной, основанной на вере,
к точке зрения другой
переходя из века в век,
о Боге сколько б нам ни спорить,
всё же в споре каждый раз
одержит верх не человек.
Каким бы ни было суровым
иль укора полным вновь
лицо её на этот раз,
а всё-таки жизнь никогда
по меньшей мере невозможного
не требует от нас.
Кто жить привыкли как придётся,
просто плыть предпочитая
по теченью всякий раз,
и умирают часто тоже
как-то глупо, ни за что,
и в довершенье не в свой час.
На историческом пути
каких бы там не повстречать больших преград,
крутых обрывов ли, метелей…
а всё ж прогресс и процветание людей
всегда зависели
прежде всего от общности их целей.
Там, где на первый план выходят
равновесие всего
и взглядов вместе с тем широкость,
вредит особенно
развитию в нас умственно-духовных сил
любая однобокость.
Каким бы новым, прорывным возможно,
ни было оно,
в сфере практической иль мира в понимании,
однако же любое знание
приносит добрый плод,
лишь утвердившись на моральном основании.
Полагаясь исключительно
лишь на авторитетное
стороннее суждение,
невозможно научиться будет
мыслить самому,
отстаивая своё мнение.
Наедине иль пред народом,
жизнь его в начале самом
или близится к концу, –
кто свою слушает и спрашивает совесть,
тот уж с Богом
говорит лицом к лицу.
Лишь целиком, всем существом объединяясь
с силой божьей, человек,
исполнив ею своё сердце и свой дух,
способен противостоять
стихии хаоса, восстать готовой в нём
или бушующей вокруг.

Таких немало,
кто путь торный и широкий предпочтут
своей, им сужденной тропе
иль кто с готовностью
теряют свои лица
из желания лишь угодить толпе.
Любое дело,
при наличии усердия достаточного
и ума живого,
тебе способно предоставить верный шанс,
чтобы сказать
своё в нём собственное слово.
Пускай для измеренья близости
к Создателю
у нас не существует некой меры, –
всяк человек, открытый знаниям,
угоден будет Богу
без различья его веры.
Как самой жизни не разъять,
как невозможно раздробить на части
Истины Единой,
так же и Бог не принимает
человеческого сердца
только жалкой половины.
Никакая, право, плата,
никакая наша мзда,
здесь я не сделаю открытия,
не является чрезмерной,
что приходится платить
за совершенное развитие.
Как минимум
необходимо научиться ещё
ими дорожить душе и их оберегать,
чтоб, воплощаясь в мире этом,
всех сокровищ драгоценнейших своих
впотьмах его не растерять.
При столь великом в мире
их разнообразье,
как и внешней привлекательности всей,
тому, кто хрупкими
не слишком увлекается их формами,
виднее суть вещей.
Той панацеей от невзгод,
что предпочесть, пожалуй, можно
без сомненья всем другим,
и будет, видимо, одно –
это, исполнясь духа,
научиться радоваться им.
Не в том ли будет
и единственная истинная набожность, –
когда о том спросить
уже действительно позволено, –
чтоб Бога в человеке видеть
и его как Бога чтить?
Путь постижения вещей,
при всём количестве встречающихся
на пути том сложностей,
имеет, собственно, своим началом
точку совпадения
всех противоположностей.

Эго¬изм – это корыстный приоритет личного над общественным. Это продвижение о своих интересов в ущерб интересам ближних. Стержень эгоизма корысть и себялюбие.

Совесть духовно наполняет, эгоизм материально закрепощает.

Эгоизм превосходит силу человеческого разума.

Мне говорят – мол, ближнего люби, а я и есть, ну самый, самый ближний.

Эгоизм – снотворное совести.

Коллективизм – игра в команде, не растворение в толпе.

Какой-то тип без возраста, безликий живёт во мне, твердя – он это я.

У коллективизма – дверной глазок снаружи.

Чтоб обнажить прекрасный лик,
подчас достаточно с него сорвать
уродливую маску…
Признаться, призрачна граница та,
что отделяет жизнь
и заповеданную сказку!
Следя за ходом поступательным событий,
принимать при этом
следует в расчёт:
спирали времени
описывать присуще то и дело
новый высший оборот.
Где нет порядка в них –
где путаны и мысли и слова, –
не обойдётся без блуждающего взора,
ни без недоведённых дел,
вдобавок там играют часто буйно чувства,
оставаясь без надзора.
Куда существеннее в жизни
передумать, перечувствовать,
успев в ней что-то важное сказать…
и пережить как можно больше,
чем, пекясь лишь о здоровье,
безотчётно дольше просуществовать.
Можно вполне
задачу жизни сформулировать сей,
и без изложенья обойдясь
многостраничного:
из неё вытеснить всецело личный мир
существованья интересами
надличного.
И в нашем мире
пароксизмы самых низменных страстей,
как попадание прямое,
всегда окажутся
направлены на самое высокое,
на самое святое.
Ни в том же виде, ни с процентами
(как, в сущности, должно быть
это каждому понятно)
того, что не было тобою
в общий внесено котёл,
нельзя и получить обратно.
Всё непорочное, всё чистое, святое,
как ещё ни называй
его по-разному,
будет всегда служить
равно противовесом не всему ли
непристойному и грязному?
Недаром в жизни подобает нам
с готовностью встречать
все испытания, все беды… –
Ведь без боязни заглянуть в лицо врагу
уж будет знамением
будущей победы.
Красть или жульничать по-крупному,
всегда по мелочам лишь может статься –
всё одно,
как не бывает
ни великого, ни малого кощунства –
богомерзкого равно.

Как же не комфортно покидать кокон самооценки.

Нет крепче единения дебилов.

Эгоизм запрягает не впрягаясь.

У эгоиста «своя рубашка ближе к телу», а «изба с краю».

Эгоизм растворяет неудобно-должное в удобно-привычном.