Человеческие новейшие афоризмы, крылатые выражения, изречения

Русские афоризмы, высказывания, изречения, крылатые выражения

Человеческие новейшие афоризмы

Поделиться среди друзей
Нравится

Смысл жизни, он предельно прост: стремится к Богу, следуя призванью.

Заметить следует, широкому сознанию,
не могущему, к слову,
быть лишь функцией нейронов,
доступно может быть
слияние с орбитами Светил небесных,
так же, впрочем, как и электронов!
Иль не любому продвижению,
будь то на плане внутреннем иль внешнем, –
знать, сам ход вещей таков, –
уже как правило, какой-то характерный
непременно отвечает
ритм усилий и шагов?
Иль жизнь и время не взывают к нам
уж сами по себе,
подумать если потрудиться,
чтоб с поступательной их мощью только
в напряжённом действии
всецело с ними слиться?
На первый взгляд
есть много в жизни нелогичного,
а также предрешённости
нет у неё ни в чём…
Не всякий даже и, казалось бы,
на собственных ногах
может идти своим путём.
Из кожи вон не стоит лезть,
волю, чтоб Богу угодить,
давать самоуничижению…
Иль не везде, где люди есть,
бывает место человеческому долгу
и служению?
Реальность истинная,
в сущности, есть то,
что вправе Тайною мы вечною считать,
что всегда более того,
что мы бываем в состоянии
сегодня воспринять.
Мысль просвещённая
подобна бриллианту наивысшей пробы
и такой же ценности,
она-то именно и даст ответы нам
на все острейшие
вопросы современности.
Образ жизни человека,
будь всегда в работе он
или участник частый пира,
неминуемо накладывает
отпечаток свой
и на его картину мира.
Толпы не в гуще многоликой,
не в правителя дворце,
не посреди хмельного пира –
в тиши, наедине с собою,
человек причастен делается
судьбам всего мира.
Победа истинная – та,
что может быть, по существу, лишь над собой
одержана (одним движением
могучей воли иногда),
случается, способна прятаться
за кажущимся внешним поражением.

Страстность – это импульсивная возбудимость, страсть – навязчивая маниакальность.

У каждого своя точка кипения души.

Желание, сорвавшееся с цепи рассудка, становится страстью.

Смирить страсть, тоже, что заткнуть пальцем фонтан.

Страсть – шаровая молния эмоций и переживаний.

От догоревшего костра страстей – апатия и серый пепел скуки.

Страсть часто несёт похмельное страдание, но никогда -сожаление.

К игре притягивает процесс, а привязывает результат.

- До чего же сильно искушение впасть в искушение, Холмс.
- Впасть в искушение легко, проблема как оттуда выпасть, Ватсон.

Страсть – это обострённое, навязчивое влечение, переходящее в вожделение. Страсть энергия и сила великих и низменных свершений. Она может подавлять рассудок и волю, а может их обострять.

Желание, сорвавшееся с цепи рассудка, становится страстью.

Сильнее страсти только безразличие.

Мечты – сон золотой, а страсть – бессонница.

Отвязанная страсть столь же опасна, как привязанная.

- Вы всегда бесстрастны, Холмс?
- Удовлетворённая страсть не успокаивается, а подавленная – беспокоит. Так стоит ли кипятиться, Ватсон?

Карма – проявление вселенского закона причины и следствия. Это оплата духовных векселей за прожитую индивидуумами жизнь. Карма предопределяет русло новой жизни, обусловленное праведностью прожитой.

Неведение, не аргумент для кармы.

Карма – это судьба, призвание и возмездие в одном флаконе.

Кто-то выбирает роль в театре жизни, а большинству её назначают.

А случайна ли случайность, если она всегда следствие?

Бухгалтер-карма судит по делам, Господь, с учётом их, – по устремленьям.

Закономерные причины имеют вероятные следствия

Даже если рай и в нас, направление в него дают другие.

Поступки крутят воздаяний жернова, и следствие становится причиной.

Превратности судьбы закономерны, но закономерные причины имеют вероятные следствия.

Всем суждена своя Голгофа.

Возможно, если человек
и умирает,
угасая среди старости в тиши,

то только лишь в очередной раз износив
одежды временные
собственной души.

От нас судьба,
сколь отношенье её к нам
подчас ни мнится, может быть,
несправедливо и жестоко,
не наших сетований ждёт,
но понимания
своих нравоучительных уроков.
Пусть в жизни этой мало счастья,
зато много всевозможнейших превратностей
и трудностей больших,
но всё, что требуется духу –
это неизменно двигаться вперёд лишь
при условиях любых.
Жизнь состоит
из многих действующих сил,
противоречий роковых,
разнонаправленных движений…
И потому-то на все случаи
для нас у жизни нет
готовых правильных решений.
Любить людей не означает ли одно:
сражаться истово,
сил не щадя своих,
уж точно не с ними самими,
но с тем самым злом,
что действует коварно через них?
Всё же счастливым человеку не бывать
и без того,
при всех превратностях судьбы,
чтобы суметь осмыслить самого себя
и место собственное
в мире обрести.
Для человека, чада Божьего,
за жизнь как ни цепляться,
к долголетью ни стремиться,
должно быть столь же благодатно
в своё время умереть,
как и на этот свет родиться.
Сказать с уверенностью можно:
те условия для жизни
в самом деле хороши,
что вызывают к пробуждению
все дремлющие силы
человеческой души.
Когда и можно всё же к истине прийти
нам, даже будучи прикованным ещё
к земным бороздам,
то, это уж наверняка,
как мореплаватели древние,
в пути ориентируясь по звёздам!
В жизни едва ль из нас не каждого
однажды наступает
тот момент, время такое,
когда как раз по-настоящему в ней важным
вдруг оказывается
совсем другое.
Трудом людей не обработанная почва
не сама ль
в срок надлежащий, безнатужно
даёт развитие тому зерну
из закромов своих,
какое именно ей нужно?