Русские афоризмы, высказывания, изречения, крылатые выражения

Поделиться среди друзей
Нравится

Афоризмы (всего 893)

Хотя сулит оно как будто бы свободу
и над миром власть немалую, –
однако чаще им
богатство больше, чем он сам,
как это кажется, владеет,
пусть и собственным хозяином своим.

Молчание –
простое слово, лишь одно,
ничем как будто бы не лучше
и не хуже остальных;
но заменить оно собой
порой вполне способно
тысячу и более – других!

Где буква заслоняет дух,
а звон металла заглушает лепты
искренних сердечных приношений,
там вера словно задыхается
под гнётом удушающих её
уродливых нагромождений.

В мятежном, рваном ритме дней
что делать, чтобы сохранять
всегда спокойствие и неизменным
отношенье к жизни философское своё? –
Ничуть не более того,
что, как пловцу в пучине бурного потока,
жизнь сама тебе диктует
и что требуют условия её!

Как мы к желаньям и эмоциям
своим ни относись,
а всё-таки, в буквальном смысле,
они-то именно есть то,
что от движенья к главной цели
отвлекает наши мысли.

Искусство – тот волшебный мир,
в котором всё вокруг
под жезлом же его чудотворящим
приобретает новый смысл
и, вместе, делается
подлинно живым и настоящим.

Даже молчание закона,
если рассудить по совести,
исследуя мотив,
всё ж не оправдывает никогда
поступка, совершаемого
оной супротив.

Как беспредельность Бытия,
так же и мысль о жизни в Космосе разумной,
сущей всюду и во всём,
в чём не имеется сомнений,
вполне естественно, легко
воспримет ум,
что сам свободен от любых ограничений.

Коль с ритмом дружен труд твой,
то и результаты в нём
тобою достигаются стабильные,
в себе увереннее ты… –
что и плоды в конце концов
приносит самые обильные.

Люди мудрые делиться
с каждым встречным не торопятся
их мудрости секретами
и, как минимум уже,
не докучают никому
своими «добрыми советами».

Всё, что по ходу дней
включается в круг нашего сознания,
что втайне в своих мыслях
продолжаем мы нести,
во весь свой рост однажды,
так или иначе, непременно вырастает
уже прямо перед нами на пути.

Таким, каков он есть,
сей мир, потерянный, больной и грешный,
принимая, пожалеть и возлюбить
не будет ли, по сути, тем же,
что всё зло без войн и крови
в своём сердце превозмочь и победить?

Коль окружающая жизнь
сегодня собственно канонам благочестья –
так уж вышло – отвечает крайне мало,
то где ж, как не в душе своей прежде всего
уместно было б добиваться воплощения
его нам идеала?

Задуматься, когда бы не было ни Бога
и ни Божьей Справедливости, ни сущей в нас души,
что избежать способна тления,
тогда откуда бы взялись все упования и даже
все обидные и столь порой мучительные
наши в них сомнения?

Один из самых неоправданных,
нелепых наших страхов,
с сожалением замечу,
бояться счастью своему
порой решительно самим
лишь сделать первый шаг навстречу.

Та победа
и в цене стократ дороже,
и ещё необратимей и верней,
что досталась не задаром,
а была добыта
собственною доблестью своей.

Что есть счастье? – Перед взором
устремившаяся к небу
склонов горных высота,
ощущенье ль под ногами
через пропасть переброшенного
прочного моста…

Наверняка едва ли
всей душой уверовать
в неведомое людям Божество
возможно было б им, тем более
познать Его хоть сколько,
пребывая вне Его.

Добро и зло, как те же свет и тьма,
заклятые, извечные враги, –
когда ж взглянуть на это шире:
непримиримые казалось бы, они
иль не равно суть части
Божиего Замысла о мире?

Неудержимо отчего
иного к чистому всему влечёт,
иного ж тянет к грязному?..
Как то ни странно, меж людей
и широта души, пожалуй,
проявляется по-разному.