Афоризмы про жизнь и о жизни - страница 142

Русские афоризмы, высказывания, изречения, крылатые выражения

АФОРИЗМЫ О ЖИЗНИ

Афоризмы про жизнь и о жизни, житейские афоризмы

Поделиться среди друзей
Нравится

Живи в каждой секунде, чтобы минутная грусть тебя не поглотила.

Преодоление себя,
к себе порою без какой-либо
поблажки и пощады,
иль не равно бывает смыслом основным
пред нами всякой
вырастающей преграды?
Чтобы найти себя
во множестве всех поприщ и путей,
наук, искусств, спортивных стартов… –
будет нельзя, так или иначе,
не заступить за рамки
окружающих стандартов.
Как реку течь заставить вспять,
нельзя пойти против себя,
по меньшей мере крайне сложно,
но от себя идти при этом
ещё дальше всякий раз
будет и правильно, и можно.
Пред Ликом Божьим
человеческий пускай трепещет ум
и сердце как свеча горит…
Но кто, уста открыв,
лишён благоговения пред Ним –
о Боге всуе говорит.
Сколько на милостивый жребий
иль на любящего Бога
ни питать нам упований,
будет, однако же, и впредь
судьба планеты оставаться
на весах людских деяний.

Жизнь доверяет ему больше своих тайн
и вслед за этим раздаётся ещё более
доступный лицезренью
пред человеком горизонт –
одновременно только вместе
с им достигнутою более высокою ступенью.
Залог движенья поступательного жизни
заключён
в глубоком Космоса Дыхании,
в её подчас непредсказуемом теченье
и в её же
вечно новом понимании.
Иль не в расширенном сознании
заветный ключ хранится от любых секретов,
небеса и дол
что от людей ещё таят?
Не в нём ли будет состоять, в конце концов,
и панацея от всех зол?
То что касается
различнейших явлений и вещей,
их понимание такое
всегда имеет преимущество,
когда нечто одно
не исключает остальное.
Стремиться повод есть всегда
хотя б к тому, чтоб смысл речей
как можно более был точен,
как, впрочем, есть и для того,
чтобы, как минимум, учиться
говорить ещё короче.

Чем больше человек не похож на других людей — тем страшнее его одиночество.

The more a person is not like other people — the more terrible his loneliness.

Всяк получает обязательно своё,
таков закон,
однако в случае любом
не по тому, кто чего хочет,
а сугубо по тому,
что вызревает в нём самом.
Материя,
когда и может быть положенною нами
в основанье бытия,
сродни фундаментальной ценности,
то исключительно во всём диапазоне
в ощущениях нам данных её форм,
как и в её же сокровенности.
Всяк человек,
уж по известному закону соответствия
(касающемуся не всего ль сущего?),
от сотворения, из жизни в жизнь
в себе несёт наследие
пускай ещё далёкого грядущего.
Должно быть, тщетно ожидать
от жизни лёгкости,
в рост полный стоя пред её лицом,
всерьёз рассчитывая
сделаться строителем её,
её действительным творцом.
Благая воля в человеке,
что ему присуща,
нечто наподобие дыхания,
есть уж поистине космическая мощь,
что ещё требует
лишь только осознания.

Лишь через призму
красоты своей души,
как через призму светоносного Эфира,
по-настоящему увидеть можно
красоту ещё
и окружающего мира.
Всё ж без согласья человека
звёзды, хоть бы и ярчайшие,
что б там ни говорить,
свет неспособны в его душу,
равно как и в его смутный разум,
с высоты пролить.
Как не бывает ни один
во всём похож на предыдущие
закат или рассвет,
так во всей жизни
ничего ни повторяемого снова,
ни законченного нет.
Шкала цветов и их оттенков
искони не обусловлена, по сути,
никаким ограничением,
та, что имеет место
и воспринимаема быть может
бесконечно утончающимся зрением.
И расстоянье в миллионы стадий,
лет ли световых –
почти ничто для бесконечности;
даже столетие и миллиарды лет –
лишь миг один
для Беспредельности и Вечности!

Считай уж прожитой не зря
такую жизнь,
пусть не великого героя иль творца,
предельно искренним коль в ней
перед самим собой хотя бы
ты остался до конца.
Все мировые катаклизмы,
революции ль
суть части одного процесса, знать,
ведь если б звёзды не взрывались,
то и жизнь бы на планете
не могла существовать.
Не тот ли
самый дружелюбный из людей,
как море тихое, ласкающее сушу,
иль как ночной звезды мерцание на небе,
кто не лезет
ни к кому другому в душу?
Как видится, всё, что выходит
за пределы наших чувств,
тем раздвигая рубежи существования,
необязательно должно быть недоступно
и для методов
сугубо эвристического знания.
Вполне надёжно ли он скроен или сбит,
что служит для него опорою –
Единство или Троица?..
О том, как искони устроен
совершенный Божий мир,
едва ль нам, право, стоит слишком беспокоиться.

Мысль невесома и незрима,
но, однако ж, от неё
судьба зависит всего сущего,
поскольку творческая мысль,
по существу, и есть единственная
фабрика грядущего.
Уж это в жизни так
по строгой справедливости ль её,
по её мудрой доброте ли,
шаг каждый следующий
либо приближает,
либо отдаляет нас от нашей цели.
Затем и мысли
всего более необходим полёт,
вперёд упорное стремление,
что остановка
всякий раз уж означает
неминуемое для неё падение.
Коль вдруг окажется тебе
с ним делать нечего,
то даже невещественное время,
способно будет
в одночасье превратиться
в угнетающее тягостное бремя.
Нельзя сегодня горячо любить,
как обжигает ниву,
полон летним зноем, ветер,
а завтра даже и не вспомнить –
уже в новом увлеченье –
о возлюбленном предмете.

Маска равнодушия быстрее всего спадает перед зеркалом.(В.Котиков)

Пожать ВИЧ-инфицированному руку – страшно, а переспать с первым встречным – норма современной жизни.

To shake the hand of HIV-infected person is scary, but to get laid with the stranger is contemporary life.

Где жизнь, а где игра понять мудрёно, ведь мифы – это наша жизнь.

НА ЗЕМЛЕ И ВО ВСЕЛЕННОЙ

Кто даст ответ, зачем великая такая красота
Повсюду на Земле и во Вселенной явлена для взора,
Но от чарующего взор благословенного простора
Постылая житейская нас отвлекает суета?
Зачем пред нами жизни даль от всего низкого чиста
И лишь под нашими ногами столько грязи, столько сора?..
Зачем гармонию всего великолепного узора
Способна с лёгкостью разрушить одна малая черта?

Когда же, наконец, уровень жизни населения упадёт до нормы?(В.Котиков)

НЕ УСТРАШИВШИСЬ

Нельзя воистину без подвигов прожить
На свете нам – чтоб мысль росла, душа мужала...
Любой один, пусть самый маленький, сначала,
Не устрашившись, только стоит совершить –
Как их дальнейшей череды уж будет не остановить,
Хотя бы даже всё наперекор восстало,
Когда б на взлёте только сердце не упало,
Когда огня его в груди не угасить!..


РАЗБРОСАННЫЕ ЗЁРНА

Духовным оком угляди и собери благие зёрна
Небесной Мудрости, разбросанные всюду по земле,
Бесстрашно выбрав их в огне иль в остывающей золе,
В крапивной гуще, непролазного колючего ли тёрна...
Из разноцветных тонких нитей будет выткан плат узорный,
Старательно – одна к одной – в великом набранных числе...
Не точно ль так бывает зрим у человека на челе
Под сетью частою морщин труд миллионов лет упорный?!


НЕЗРИМЫЙ ТРУД

Пускай минут и дней привычная струится череда
И колесо земных забот безостановочно вращает,
А силы – бремя их нелёгкое у нас всё отнимает,
И телу немощному на себе всё тяжелей года
Нести вперёд, – всё ж дух в нас божий не стареет никогда
И ни малейшего ущерба, ни усталости не знает…
И можно думать, плод единственный вовек не пропадает –
В потоке том – его всечасного незримого труда!


КАК СОЛНЦУ ЖИЗНИ

В канве веков один из Обликов Великих избери
Вдоль жизни собственной примера ради и для подражанья;
Во все часы её старательно, без тени колебанья
Ему в поступках, устремлениях и помыслах втори;
Его глазами на себя, как и на всё вокруг, смотри,
Как луговой гелиотроп, всегда держась в Его сиянье,
Как Солнцу жизни Самому в неутомимом предстоянье
Дозорным неусыпным духом – от зари и до зари!


ОБЩИЙ ПУТЬ

Пути познания и творчества, по существу, едины:
Один исток, и побудительный мотив, и цель одна
У них обоих, – неспроста в потоке общем сложена,
Как русло пенистой реки, мощь обоюдной их стремнины.
Взять, непроглядно глубока её кипучая пучина
И каменистых перекатов на пути своём полна –
Но высока на ней прозрачная звенящая волна
И так привольно широка её ж цветущая долина!

Для того, кто умеет ценить происходящее с ним, даже обыкновенная жизнь – это Счастье!

СЕКРЕТ СЧАСТЬЯ

Пока всё молод ты душой, пока огня душа твоя
И сил полна и пульс ты бешеный мгновений ощущаешь
Всем естеством своим, пока неудержимо ты мечтаешь,
Вперёд события и годы в нетерпенье торопя, –
До той поры на свете ты – участник пира бытия,
И, значит, жив... Однако счастлив ты воистину бываешь –
Пока без устали творишь, пока без устали дерзаешь
Ты, в жизнь влюблён и, не страшась, готов всем жертвовать, любя!


КАК БЕЗ ПОЭЗИИ ПРОЖИТЬ?

О, как без воздуха поэзии нам на земле прожить,
Её пирами не будить и не питать воображения?!
Средь прозы дней, хотя бы изредка, не ведать вдохновения,
Вслед за прекрасною мечтой стремительно не воспарить?
Свет звёзд от праха под ногами можно ли не отличить,
Перед величием и славой необъятного Творения –
В немом восторге, наконец, без всяческого выражения
Не замереть… в какой-то миг стихами не заговорить?!


ВИДЕТЬ КРАСОТУ

Во всём вокруг учитесь чувствовать и видеть красоту:
В живом ли пляшущем огне, в лучах рассвета и заката...
Считая грустною всегда, невосполнимою утратой
Её малейшую рукой небрежной стёртую черту!
Ещё в искусстве смелость замысла, а также широту
Его цените высоко, и даже выше результата,
Туману всякому, как и красивости витиеватой
Предпочитая в то же время глубину и простоту!


БОГ

Земля и небо, рай и ад… Бог – сумма сумм всех дефиниций;
Он – девственный предвечный Круг и изначальная Черта;
В нём сущи время, широта, и глубина, и высота;
Всё тот же Бог: и тьма кромешная, и свет тысячелицый;
Он – дух, рассеянный в материи, и все её частицы,
Безликий хаос и бесформенность, и Он же красота...
Потенциальный полый Ноль и в то же время полнота
Перворождённой и ничем нерасторжимой Единицы!


СВЯТОЕ СЕМЯ

Святой огонь, дух – это творческое семя Божества,
Рычаг могучий, он же стимул, бесконечного развитья;
Без нисхождения его бесплодно и грешно соитье,
Сама материя вся без него бездвижна и мертва
Была б, как бездыханный труп… Упрятан в недрах естества,
От наших глаз, он, зачиная, порождает все событья;
И не духовного ль потенциала полное раскрытье,
В конце концов, цель эволюции любого существа?!

ПО СООТВЕТСТВИЮ

Кто сеет злобы ядовитой семена –
По соответствию извечному природы,
Наверняка пожнёт тождественные всходы,
Однажды сам познает горечь их сполна...
Не для забав, не для пустого расточительства дана –
Однако же для бережного их расхода –
И слов, и действий нам, и помыслов свобода –
Вся этой жизни вековая новина!

ОТ ОКОВ

Издревле вестником считался и посланником Богов
На ниве горестной, земной, певец возвышенный и чистый,
На путь Служения однажды, благородный и тернистый,
Ступивший с горсткой небольшой ему подобных смельчаков;
Кто будничных не зная тем, ни в лексиконе низких слов,
Пел об Отчизне духа неземной и пламенно-огнистой,
Своею песней полнозвучной, мыслью светлою, лучистой
Умы людей освобождая от их собственных оков.


НЕИЗБЕЖНОСТЬ ПЕРЕМЕН

Не может Солнце скрыть свой животворный свет,
Навеки сумрачными тучами затмиться;
Не может наконец накопленная мощь не проявиться,
Не зацвести весенний нежный первоцвет...
И по скончанью смутных безвременья лет
Всецело должен будет мир перемениться,
Не может в людях дух, в них дремлющий ещё, не пробудиться
И долгожданнейший не наступить Рассвет!


ЭПОХА СИНТЕЗА

Заря уж новая над миром – небывалая – встаёт,
Тысячелетия грядущие собою освящая!
И с тем, как было то предсказано, прейдёт земля былая
И у людей над головой их небо прежнее прейдёт...
И с Нею же, одновременно новый времени отсчёт
Для поколений человеческих несчётных начиная,
Давно предвещенная, яркая, Эпоха Огневая,
Великая Эпоха творческого синтеза грядёт!


ВЕЧНО ТА ЖЕ

Природа сущностная Божья – вечно та же:
Воистину неизъяснима и чудна! –
И, облекая, проникает всех Она
Нас, будучи не ощущаемою даже.
В Ней, словно в освящённой драгоценной чаше
Субстанция богопричастного сладчайшего вина,
Вся наша собственная жизнь заключена
И, может статься, прячется бессмертье наше!


ОСЕННИМ ДНЁМ

Нет песни более печальной и по-своему прекрасной
Осенним днём над головой трубящих в небе журавлей!
Какой-то ли тоски нездешней и неясной эхо в ней
Доносится, такой пронзительной, не по-земному страстной?
Иль не разлуки, может статься безутешной и напрасной,
Мотив, звучащий над просторами пустующих полей,
Пленяет сердце, как сердца людей захватывал Орфей
В сладчайший плен своей мелодией чарующей и властной?

Жизнь человека - падение капли дождя в реку забвения.

Man's life is the fall of a raindrop in the river of oblivion.

МИР ИНОЙ

Есть мир, где балом правит вечная весна,
Где не бывает грусти тянущей былого,
И где душа не знает давящего бремени земного,
Где дум заветных самых всхожи семена,
Где полноцветнее в оттенках белизна
Палитры красочного полотна любого...
Где над землёю и поныне Божие Живое Слово
Несёт во чреве благодатном Вышина!


ЕДИНОЕ ТВОРЕНИЕ

Нельзя, воистину Единое, Великое Творение
На доли малые, на части ль автономные разъять:
При всём желании, нельзя ни расплести, ни развязать
Его судеб, его бесчисленных путей переплетение…
Как невозможно было б, гармоничной цельности строения
Не нарушая, из стены даже кирпичика изъять,
Так же нельзя жизнь человека произвольно оторвать,
Со смыслом, вложенным в неё, от Божиего Промышления!


***

Бога не видел никто, никогда.
Ап. Павел

Известно, что никто, нигде и никогда
Воочию не видел истинного Бога,
Не развевалась ни над чьей ещё дорогой
Его почтенная седая «борода»...
Однако зрима нам повсюду и всегда
Его вся звёздами усыпанная царственная Тога,
И перед совестью взыскательной и строгой
Едва ль не всем нам чувство ведомо стыда.


МИЛОСТЬ СУДЬБЫ

Не столько, может быть, как кажется порой,
Строга, безжалостна судьба бывает с нами,
Стегая жгучими своими батогами,
Грозя бедой, с невзгодами ль бросая в бой, –
Сколько, на деле, может быть, от бездны адской, роковой,
К ней с нашим рвеньем безрассудным и упрямым,
Оберегаемы бываем мы тем самым
К нам милосердною и мудрою судьбой?!


СРОДНИ ПОТОКУ

Потоку водному сродни, всё в жизни движется самой,
Нигде не мыслится в ней мёртвого бездвижного покоя –
От вдаль бегущих облаков до комаров и мошек роя,
От раскалённой плазмы в недрах звёзд и до коры земной;
Всё словно той воображенья прихотливою игрой
Порождено в ней, без конца меняясь в цвете и покрое, –
Так с дуновеньем ветра поле спелое колосовое
Вмиг изменяет, до того благообразный, облик свой...

РАССТАВЛЯЕТ ПО МЕСТАМ

Нисколько не уподобляйся гордецам,
Не верь учёности напыщенной, фальшивой,
Самонадеянности суетной и лживой
Не угоди в ловушку безрассудно сам…
Всё, что наивно ни вменяют люди мыслимым вещам
В присущей им поспешности честолюбивой,
Своей рукою властной и неторопливой
Жизнь мудро снова расставляет по местам.

СУЖДЕННЫЙ СПАСИТЕЛЬ

Спаситель сужденный людей – кто им укажет верный путь,
Блуждающим по вековому бездорожью,
Кто на себе пред ними явит славу Божью
И обнажит сей жизни подлинную суть,
В самих себя сумеет веру в них великую вдохнуть,
Не обольщая сладкою притворной ложью…
Кто, приведя вершины Бытия к подножью,
Поможет в гору им решительно шагнуть!


***

Этот Космос... всегда был, есть и будет
вечно живым Огнём.
Гераклит

Бескрайний Космос полон огненных вибраций,
Всепроникающих невидимых лучей:
Творящий дух лежит в основе всех вещей,
Планет и звёзд, а также всех путей их и конфигураций;
И корень тут их всевозможных пертурбаций...
Иль Гераклит был прозорливей нас, умней...
И много дыма лишь, хотя и без огней,
Пока ещё в томах иных «научных» наших диссертаций?


ПРАЗДНИК ЖИЗНИ

Земля отцов, гора и облако свидетель,
И ветер вольный и прозрачная волна:
Жизнь изначально целомудрия и благости полна –
И её праздник зашумит на всей планете
Однажды вновь; любые войны канут в лете –
Тому свидетели и Солнце, и Луна, –
И над всем полчищем пороков человеческих, одна
Желанная, восторжествует Добродетель!


***

Число лежит в корне
проявленной Вселенной...
Е. Блаватская

Как буревестника отважного крыло –
Над штормового моря грудью белопенной,
Как над землёй красой своею несравненной
Светила блещет горделивое чело, –
Так царственное возвышается Число,
Что Божество, над безграничностью проявленной Вселенной,
Универсальной сущностью и неизменной
Своей связуя с самым верхом Её тло!


ЖИВЫЕ ГОЛОСА

Что сердцу говорят влюблённые глаза
И мужа седовласого, и юной девы?
Что будят в нём весеннего ручья напевы
И низко над водой склонённая лоза?
Какую быль ему навеивает поутру роса
И поздней осени последние пригревы? –
Что, обещая ему, говорите все вы,
Любви и нежности живые голоса?!

В ДОЛЖНЫЙ СРОК

Как ни темно и ни томительно скитанье
В глухой ночи неверной зыбкою стезёй,
Каким бы непосильно тягостным порой
Безжалостной судьбы ни мнилось испытанье, –
Приходит срок – и его подлинного смысла пониманья
Путь осеняется желанною зарёй! –
Так в одночасие редеет мрак ночной
Вокруг уже при первых проблесках заранья...


И ГОСПОДИН И УЗНИК

Дух вечно деятельный жаждет проявления,
Неисчерпаем и бессмертен дух один:
Из горних высей, иль из тех же всё мистических глубин,
Непостижимо-необъятного Творения
Из раза в раз нисходит он для освоения
И просветленья Его сумрачных низин –
И полновластный и единый всякой плоти господин,
И, вместе, узник и заложник воплощения.


КАК НЕ БЫЛО

Всё в жизни пребывает в быстром обращенье –
Не то, чтоб прихоть чья иль случая игра:
Ненастен, хмур, казался день ещё вчера
И чем-то наподобье схимников суровых облаченья –
А уже нынче снова в воодушевленье,
Встав на заре, росу ты пьёшь его с утра,
Опять душа твоя приветлива, бодра
И дня минувшего, как не было, забыты огорченья...


ГОТОВНОСТЬ

Пред утвердившимся в зените пламенеющим Светилом
Бледнеет этот мир со всем «добром» своим. –
И в миг любой ты навсегда расстаться с ним
Готовым будь! Между людьми быть можно хилым,
Гонимым, нищим – но, однако ж, Богу милым,
И в сто лет – духом оставаться молодым...
Не забывай: все блага призрачные жизни этой – дым
Пред Жизни Вечной, Жизни Истинной горнилом!


НЕ ЛЮБОВЬ

Зачем капризные тираны то и дело хмурят бровь,
В безвинных взор вперяя тяжкий свой и беспощадно-жгучий,
А червь гордыни, паразитов наподобие живучих,
Сердца всё точит… и поныне миром правит не любовь?
Зачем без остановки льётся человеческая кровь,
То здесь, то там вновь проливаются потоки слёз горючих?..
Зачем, бесчинствуя, беснуется толпа и тёрн колючий
В чело небесного Спасителя впивается всё вновь?!

РЕБЁНОК И ФИЛОСОФ

Тот мудр воистину – чьи взгляды широки,
Кто в то же время и учёный, и теософ;
Ведущий жизнь без суеты и перекосов,
Хоть и не то чтобы «как все», но по-людски;
Чьи наблюдения точны и глубоки,
Наследник первых христиан, халдейских магов и даосов,
Ребёнок и глубокомысленный философ…
Кто и в потоке, и на берегу реки.

ДО НОЯ

Давно до Ноя люди знали
Великий Творческий Закон
И гармонический канон
В своём искусстве воплощали;
Вопрос классический морали
Научно ими был решён...
И атом жил и электрон
Уж – на египетской скрижали!


ВЕЧНАЯ ЖИЗНЬ

Хоть люди часто, с ноткой в голосе печальной, говорят
О неком смертном дней отпущенных им предопределенье, –
Лишь посмотреть, повсюду жизненность и буйное цветенье
Над увяданием и тлением, однако же, царят...
И то сказать, тогда и жизнь сама была б мила навряд,
Вся поневоле протекающая в горестном томленье,
Когда б только из года в год природы в вечном обновленье
В который раз невольно твой не удостоверялся взгляд!


БОЖЬИ ДЕТИ

Не существует лучших, худших ли людей
Средь человеческого племени и рода:
Равно бессмертным духом наделила каждого природа,
И так же дороги все и родные ей.
Нет нелюбимых сыновей иль дочерей
У матери, нет для неё глупцов, уродов...
Как, впрочем, и не существует богоизбранных народов
Средь тех же всё – питомцев Божьих и детей!


В ТРУДАХ И БОРЕНИЯХ

Не лучше ли на личном опыте всё в жизни испытать,
Как можно больше перечувствовать, воочию увидеть? –
Её среди пустыни знойной, в джунглях или Антарктиде,
Перед экраном телевизора усевшись, не познать.
Честнее будет самому тореадором храбрым стать,
Чем в роли зрителя присутствовать, зевая, на корриде...
Чтоб из-за скуки век отпущенный свой не возненавидеть,
Его в трудах, его борениях пристало проживать.


С КРАСОТОЙ

Без прилежанья красоте – как без ума
В той голове пустой, где только ветер свищет;
Без красоты ущербна речь, убого и тесно жилище
И так же взору безотрадно, как тюрьма;
С ней ярче солнца свет, редее ночи тьма,
Любовь и дружба содержательней и чище...
Но кто не ценит красоты во всём и красоты не ищет,
Из уст своих тех изженёт она сама!

К СУЖДЕННОМУ СЧАСТЬЮ

Друг, если сможешь поскорее, научись не замечать
Любым обидчиком своим тебе обиды наносимой
И, может статься справедливый, гнев судьбы неумолимой
Спокойным сердцем без роптанья благодарно принимать...
Когда способны мы бываем ни за что не унывать,
Только тогда становимся воистину несокрушимы, –
Ведь в испытаниях суровых лишь и можем и должны мы
Дорогу собственную к Сужденному Счастью проторять!


СЛЕД БОЖИЙ

Пути земли и неба меж собою схожи,
Как вдаль бегущих облаков и теней их,
Как колебанье лона вод и отражаемое в них
Далёких звёзд мерцанье полночью погожей;
В нездешнем мире, верно, существует то же
Своё подобие меж первых и вторых,
И в шаге всех существ, какие есть – от малых до больших –
По-своему отпечатляется След Божий!


РАЗРУШИТЕЛЬ

Не человек ли сам – единственный, по сути, разрушитель
В приумножение ему дарованных от Бога благ?
От диких воплей стадионов, а то бомбовых атак
Под градом, тяжко сотрясается Земля – его обитель
В бескрайнем Космосе.... Не он же ли единственный мучитель
Жестокий ближнего, не самому себе ли злейший враг?
И жизнь его полна страданий тяжких и бесславна так,
Что, глянув с высоты, едва ль не содрогнётся небожитель!


УЖЕ СЕГОДНЯ

Дням предстоящим нет конца, как нет начала:
Длиною в вечность пролегает жизни путь!
Так над землёю Солнца вспять не повернуть и не задуть,
Какая буря бы внизу ни бушевала…
Лишь бы в душе желание не угасало
В ещё неведомое завтра заглянуть,
Да всякий раз, уже сегодня может быть, в него шагнуть
Отваги и решительности доставало!


***

Лень, как ржавчина, разъедает быстрее,
чем труд изнашивает.
Б. Франклин

Не позволяя спать душе, не будь беспечный и ленивый
Порою нежной, и в расцвете сил, и на закате лет:
Труду, упорству, и ещё отваге дерзновенной, нет
Разумной в этой жизни, знай, какой-либо альтернативы.
Ложись, когда ночная мгла собою покрывает нивы,
От сна вставай, едва за окнами забрезжил утра свет, –
Дабы не вытянуть тебе рукой беспечною билет,
Явившись на её большой экзамен, самый несчастливый.

ОТ РОЖДЕНЬЯ ДО МОГИЛЫ

Недаром, знать, как рычаги единой силы,
Во днях даны нам удовольствие и боль.
Когда осознана их движущая роль,
Тогда ни чуточку не будут уже дни твои унылы!
Питают кровь и укрепляют наши жилы
Как жизни сладость, так и горечь или соль,
Весы колебля то и дело наших воль
Вкруг положенья равновесья от рожденья до могилы.

СВЯТОЙ ОБЕТ

Скажи за ним тебя Пославшему: добуду –
Клад заповедный, где б он ни был, отыщу,
От острой боли и от мук не закричу,
И об обете, прежде данном, не забуду,
Верну сторицею одолженную ссуду
Духовных и телесных сил… Скажи: пройду, как по лучу…
Среди зыбей и горных троп не расплещу,
Не дам растреснуться хранимому сосуду!


ЗА ВСЁ В ОТВЕТЕ

Кто преступил – перестрадает,
Обидевший – слезу утрёт,
В словах строжайший даст отчёт,
Кто безрассудно их бросает...
Что человек ни совершает –
За всё потом ответ несёт;
Какие вверх хулы ни шлёт –
«Бог поругаем не бывает»!


ТРОПОЙ СЛУЖЕНИЯ

Блажен воистину, кто шёл тропой Служенья,
Кто в хмурых буднях Жизни Вечной слышал зов,
Для утверждения в мире сём Её Основ
Кто избран был уже от самого рожденья,
Кто, посещая города, немноголюдные ль селенья,
Стремился мимо шумных торжищ и дворцов
И посреди колючих терний и оков
Нисколько главного не прерывал движенья...


ЕГО ЗНАКИ

Когда над головою затрепещет птица,
С порывом ветра постучит ли дождь в окно,
Блестит ли выпавшего снега полотно
Под зимним солнцем, в поле спеющая рожь ли колосится... –
Как будто вновь куда-то вспять душа стремится –
Туда, где благости и счастья всё полно,
Куда от дольних нив её уже давно
Зовут с собою облака, и ветер вольный, и синица!..


КАК ВПЕРВЫЕ

Пусть не исполнится мечта –
Наполнит смыслом дни земные;
Не зря влечёт в края иные
Всё горизонта нас черта...
Пусть шепчут сердце и уста
Всегда с надеждой, как впервые,
Свои вопросы вековые:
Чтó истина? в чём красота?

КРАСОТА И СИЛА

Сколь велика Творенья красота и сила,
Глубок и необъятен Жизни Океан! –
Где в каждой капельке таится ураган
И в каждом атоме – уж будущее яркое Светило...
Уж сколько сумрачная Лета поглотила
Миров иных, планет, материков и стран –
Бурлит всё так же, сея по простору Огневой Туман,
Неистощимое Вселенское Творило!


***

Удивление и есть начало философии.
Сократ

Держи, шагая, широко открытым взор:
Средь непрестанного житейского боренья
Имеют ценность только знаний накопленья,
Отраден беспредельный творчества простор….
В степи, на море ли, иль перед ликом неприступных гор –
Смотри, при этом не без чувства изумленья:
Сколь неохватно широки пути Творенья
И в то же время тонок бытия узор!


ДАР ВЕЛИКИЙ

Искусство подлинное – проблеск совершенства
Небесного в парче обыденной земной;
Утверждено Творца Предвечного Рукой
Его над прочими трудами верховенство.
Плод долгих бдений, и оно ж – источник чистого блаженства,
Нелёгкий крест и в то же время дар святой…
И всех нас связывает общею судьбой
Во тьме веков его нетленность и вселенство!


К ЗАВЕТНОМУ ПРЕДЕЛУ

Чтобы стареть не позволять душе и телу,
И в днях своих не отставать от молодых, –
При обстоятельствах любых будь выше их,
Не позволяя сбиться верному далёкому прицелу,
Подобен опытному в море корабелу,
Что держит руль уверенно в руках своих,
И в налетевший шторм, и в вихрях ледяных
Сквозь ярость неуёмных волн спеша к заветному пределу...


НЕ ЗАМЕДЛИВ

Заря рассветная является с востока –
И, не замедлив, быстро новый день идёт...
И Мира сужденного Нового приход
Свершится так: как, пробудившись, человек, вздохнув глубоко,
Земля с груди своей стряхнёт паршу порока,
И лишь взметённой пыли пелена спадёт –
Как уж над нею Солнце новое, взойдя на небосвод,
Опять пределы озарит её широко!

НЕ ЧУДО

Однажды, нет, не чудо жизнь преобразит –
Один упорный труд её лицо меняет;
Не Бог, не ангел божий страсти в нас смиряет –
Дух непреклонный своей воле подчинит;
Не древний род, не кровь навек людей между собой роднит –
Единомыслие воистину сближает…
Не солнце там путь человека освещает,
Где сердце пламенное факелом горит...


БЕЗ ОСТАТКА

Иль не всё то, чем наша память дорожит,
Чтó, может статься, мнится вечным на планете –
Равно однажды безвозвратно канет в Лете,
И время, канувшего в Ней, его следа не сохранит?..
Бери сегодня всё, чем жизнь тебя дарит,
Ей без остатка отдаваясь сил в расцвете –
Но помни только, что на этом, том ли распрекрасном свете,
По существу, ничто нам не принадлежит.


РОЖДАЕМЫЙ В МИРАХ

В груди его, как птица, сердце встрепенётся,
И лёгким будет распрямлённых крыльев взмах,
И в одночасье высоты исчезнет страх,
И будто Свет Фаворский с вышины прольётся, –
Едва лишь всеединой Истины луч золотой пробьётся,
Проделав брешь в рассудка плотных облаках,
И Зов волнующий, рождаемый в мирах,
В глубинах духа человека отзовётся!


СМЕРТЬ – НЕ КОНЕЦ…

Не все мы умрём, но все изменимся.
Новый Завет

Смерть – не конец, и не противник Провиденья, –
Нельзя на этот счёт обманываться ведь!
А потому не бойся ей в глаза смотреть,
Сколь ни покажется темно их выраженье.
По существу, она – лишь новое рожденье,
Быть может, в более прекрасный мир и в лучшие дни впредь...
К чему ж о прошлом и об отжитом жалеть
Перед чертой грядущего преображенья?!


СВЕТИЛЬНИК МИРОЗДАНИЯ

…А может, здесь ты всё себе вообразил:
Людей, событья, времена и расстояния? –
Так в час полночный блики лунного сияния
Свет ясный всё того же Солнца, преломляясь, породил.
Ты – властелин стихий, слепых природных сил,
Господь и сужденный светильник Мироздания,
Но в серых сумерках земного своего существования
Себя ты, не иначе, сам им подчинил.