Русские афоризмы, высказывания, изречения, крылатые выражения

АФОРИЗМЫ О ЖИЗНИ

Афоризмы про жизнь и о жизни, житейские афоризмы

Поделиться среди друзей
Нравится

И безо всех технологических причуд
могли б, возможно, мы достичь
любых глубин, любых высот
и отдалённейших светил –
посредством приложенья к этому
в достаточной лишь мере
сущих в нас духовных сил.

Таков наш мир: кто не боится
правду говорить в лицо,
будь он талантлив и умел,
и благородства не лишён, –
тот, к сожаленью, очень часто
остаётся не у дел.

В жизни зло рождается единично и множественно, но самое опасное из этого разнообразия - одно: абсолютное зло - фашизм.

Наверное,
разрушить можно дом любой,
и города земли,
а то и целый мир до основания,
но лишь не крепость, утверждаемую
на основах прочных
воли и самосознания!

Из века в век,
что настоящее, что прошлое,
упрямо спорят с будущим,
пусть будущим ещё,
при этом каждое по-своему
и вместе не желая
уступать ему своё.

Сказать по совести,
ничто, происходящее вовне
на всём просторе поднебесья,
не стоит толики душевного
размеренного лада
и покоя равновесья.

И мысли наши не разносятся ли все
беззвучным эхом
по просторам мироздания?..
И нашей волею свободною
порою помыкают
не чужие ли желания?

Пусть в жизни кажется возможным
нечто сложное отвергнуть,
деликатно стороною обойти
иль попытаться упростить, –
но отчего-то, к удивленью,
всё ж нисколько не становится
при этом проще жить.

За шагом шаг
проделав путь свой в одиночестве
к заоблачной вершине,
и тогда, скорей всего,
на ней ты встретишь много тех,
пускай безвестных, смельчаков,
что до тебя прошли его!

Что такое жизнь? - Родился никем и стал ничем.

Кто думает о заложении причин
и для того прилежно
каждую использует возможность,
за тем и следствия повсюду
соответственные чередою следуют
как только непреложность.

Между людьми всеми отверженный,
презренный человек,
и слабый, и бесправный тоже,
как воздаяние за всё,
тем, может статься, будет Богу
ещё ближе и дороже!

Внезапно сколь бы высоко
ты вознесён, возможно, ни был
благосклонною судьбой, –
над миром власть и над людьми
не начинается ли
с обретенья власти над собой?

Недаром людям, представляющим себя
всецело слепленными
из земного праха,
бывает свойственно оглядываться
и смотреть вперёд
глазами собственного страха.

Для полководца ли, правителя
соперника нет хуже,
чем досужая молва,
как, впрочем, нету для него
и недостойнее заботы,
чем о мненье большинства.

Одно душевное богатство
не дано у нас похитить никому,
ни расточить, ни уничтожить…
К тому же, то, чего нельзя у нас отнять,
всегда ещё возможно будет
разве только приумножить!

Пусть без тревог и вне опасностей,
на первый взгляд,
размеренно-дремотно жизнь течёт,
как у матросов в штиль средь глади океана, –
а всё же бдительность
не стоит притуплять при этом. –
Так нет ничего ещё обманчиво-зловещей
вида спящего вулкана…

Иного слова, из числа тех –
при себе благоразумно
до поры прибережённых,
по силе, весу своему,
не превзойдут ни два, ни пять,
ни даже сто произнесённых!

Как водится, на авансцену
выдвигаются те принципы людьми
и исповедуются с большим прилежанием,
что в жизни их, по большей части
суетливо-бестолковой и пустой,
им служат самооправданием.

Среди простых и сложных дел
своих ошибок в общем-то не стоит
чересчур страшиться. –
Ведь, как доказывает жизнь,
и на ошибках тоже
многому возможно научиться!

Пусть даже правильные самые,
слова всё ж не способны
передать бывают суть
глубокой истины иной
и в лучшем случае
всего лишь к ней указывают путь.

Когда уверен ты в себе –
к желанной цели
твоего ничто не пресечёт пути:
уже одно сознанье собственной же силы
позволяет ей
лишь крепнуть и расти…

Где лишь присутствуют материя и дух,
как нечто целостное,
неисповедимое,
там, если хорошенько вдуматься,
уже, по сути, есть
для жизни всё необходимое!

Между светом и тьмой всегда бывает рассвет, так и в жизни между добром и злом сила разума освобождает дорогу жизни от стерни и продолжает её.

Полезных добрых дел едва ль не всякий раз
у нас имеется возможность
сделать больше, в самом деле,
во все ещё оставшиеся жизни дни,
чем дел подобных,
почему-либо не сделанных доселе?

Всё что касается судьбы,
то, право же, сказать бывает
неспроста всего трудней,
насколько значимую роль
только стеченье обстоятельств
каждый раз играет в ней.

Как учит опыт, то, к чему,
в подслеповатости своей,
рассудок нас ведёт упрямо
кружным, извилистым путём,
того же сердце достигает
непосредственно и прямо!

В любом невольнике – тем более
протестной разрушительной энергии
потенциал велик,
а потому и, можно в том не сомневаться,
лишь до времени скрывается
мятежный бунтовщик.

Тем лишь ценнее в жизни
краски все и грани красоты,
все, пусть несбыточные, грёзы,
раз ничего не остаётся в ней
за рамками поэзии,
помимо её прозы!

Между обыденных трудов,
чтобы насытить плоть, мы все
едим и пьём из «бренной чаши».
Но разве менее того
неуглядимо – день за днём –
её питают мысли наши?