Афоризмы о человеке - страница 29

Русские афоризмы, высказывания, изречения, крылатые выражения

АФОРИЗМЫ О ЧЕЛОВЕКЕ

Афоризмы о человеке

Поделиться среди друзей
Нравится

Человек – это пристанище души, отапливаемое любовью.

Со времён Адама человек упорно не желает жить в раю.

Сознание не теряется, а ставится на паузу, далее остановка или воспроизведение.

Сознание – операционная система, требующая обновлений и защиты от вирусов-химер.

В языке записывается история эволюции общества. Он достаёт из кладовой памяти понятия для описания феноменов, обозначившихся в сознании. Языки суть естественные организмы, которые рождаются, растут, развиваются и отмирают.

От менталитета нет иммунитета.

Индивид – заготовка личности.

Если кто-то в чем-то недостаточно совершенен, это необходимо правильно понимать. Это означает, что он никогда еще не был совершеннее в этом и учится, как нужно это делать. Но прежде, чем он этому научится, должно пройти какое-то время. И ему, и другим нужно терпеливо ждать, пока он поймет, как нужно правильно это делать и пока он не станет гениальным в этом всегда, в любой ситуации, для всех, на все возможные случаи жизни.

Человек живёт в Духе, как рыба в воде.

Можно родиться мужчиной, можно родиться женщиной, но разве мы тело??.. Оно лишь оболочка, в которой мы находимся. А как воспользоваться возможностью быть собой независимо от того, какое тело нам дала природа, как познать и реализовать себя в процессе своей жизни в нем, всецело зависит от нас!

Для многих людей на первом месте еда и развлечения, в то время, как мир вокруг молит о Спасении!...

Для многих людей на первом месте еда и развлечения, в то время, как мир вокруг молит о Спасении!

Самовлюбленный человек ограничен в познании мира собой.

Narcissist is limited in the perception of the world by himself.

Иногда, возможно, стоит
повнимательней прислушаться
к тому всё же из нас,
кто не слишком уж стремится,
чтобы всеми быть услышанным
и понятым сейчас.
Что б и кто ни обещал ему,
однако рассудить когда
по совести и строго,
не отвергшись от себя,
дотоле человек не вправе
уповать на милость Бога.
Себялюбивый эгоизм,
что променять готов
всё самое святое за гроши,
пожалуй что, есть то одно,
что допустимо ненавидеть
всеми силами души.
Как отличительной чертою
под луной любого хищника
бывает бессердечность,
так уж не люди в чём-то
люди те, в которых убивается
святая человечность.
Увы, едва ли хоть одно
из изречений мудрых тех,
что опровергнуть невозможно,
всё ж не бывало истолковано людьми,
и не единожды,
превратно или ложно.
Всяк потрясать бывает склонен,
вознося ему хвалу,
а то с угрозой иногда,
своим излюбленным
и личным инструментом
как единственным орудием труда.
Грешен тот, кто сознаёт свой грех, –
тем самым пусть ещё
не предусмотрено прощение, –
но при этом это то,
и без чего в конечном счёте
невозможно очищение.
Всё ж никакому мудрецу,
ни даже Богу всемогущему,
над тем как бы ни биться,
не по плечу заставить будет
человека с самой истиною
силой согласиться.
Ещё о чём бы ни мечтать,
сколь временами горячо
ни спорить может быть с судьбою, –
глаза, открытые на жизнь,
легко заметят
красоту её и мудрость пред собою!
На теле мысли, видно, тоже
человеку, дабы благости
не погубить задатки,
всё ж предстоит ещё отсечь
без сожаленья все ужасные
звериные остатки.

Всё ж никакому мудрецу,
ни даже Богу всемогущему,
над тем как бы ни биться,

не по плечу заставить будет
человека с самой истиною
силой согласиться.

Мы судим о человеке по внешнему виду его тела, но кто скрывается за этим телом?

Даже Высокое Избранничество,
кроме в нём огня,
не говоря уж о культурности
и подлинной духовности,
от человека будет требовать,
пожалуй что, без преувеличенья
ещё высочайшей степени
его готовности!
В каждом добром своём деле на земле,
что осознать
всем нам как минимум пора,
человек уже становится сотрудником
всех Светлых Сил
Космических Добра!
Нет истин тех, что в мир входили б
без препятствий и борьбы,
с благословеньями одними,
пусть становясь в конечном счёте
общепризнанными в нём,
а иногда и прописными.
Пруту и тонкому и гибкому
все бури нипочём, –
и в этом есть для нас урок.
Не потому ль судьбы удары
большей частью лишь упрямых
да жестоких валят с ног?
Коль во главу угла поставить
в жизни сей преодоление
как то, что в ней и впрямь важней всего,
то поневоле уж всё станет в ней
служить ничем иным,
как лишь простым материалом для него.
Даже то знание,
что призвано облегчить было
бремя человеческих невзгод,
в мир никогда ещё, однако,
не входило без борьбы
или же множества хлопот.
О благе общем всякий раз
с чего бы думать ни начать
в контексте времени иль вечности,
уж можно будет продолжать,
как и усиливаться думою о Нём
до бесконечности!
Какою б ни была далёкою
и трудною дорога,
а почти наверняка
в ней всё тебе необходимое
займёт объём
не более дорожного мешка.
Того уж счастье не покинет,
людям, Богу ли служению
чьё сердце отдано,
того ль, кто будущему неизменно рад,
что, может статься,
ни сулило бы оно.
Тотчас, поверь,
широкий взору горизонт,
уже космический, откроется тогда
и Жизни Вечной Океан
седые пенные валы,
подъемля, явит пред тобой,
едва мирское всё уйдёт на задний план!

Всё ж никогда
к чему-то путному людей
не приводила половинчатость,
а также полумеры...
Пусть так: всё – к лучшему...
Однако при наличье лишь
достаточных терпения и веры.
Или не есть
их осознание людьми
по-настоящему единственное
средство овладения
всеми сокровищами Неба и Земли,
приуготованными им
от Сотворения?
Как водится,
вокруг героя одного
(не то, чтоб так, как в битве
возле полководца его воинство)
притягиваются другие,
уже самого различного
пошиба и достоинства.
Один путь праведный – тот путь,
что в полной мере отвечает
человека на планете назначению,
как и единственный такой,
что искони его ведёт одновременно
к Высшей Правде и Спасению.
Нелишне будет помнить,
дабы не судить прямолинейно слишком
о добре и зле,
что и без вредных сорняков и насекомых
человек
не смог бы выжить на земле.
Пусть разных уровней, сторон
не сосчитать всех, существующих
в безбрежном Мироздании,
а Мира Высшего Реальность,
сколь ни высока, однако,
утверждается в сознании.
Или не собственная мысль
и есть то достоянье наше,
что во всяких обстоятельствах,
пожалуй, требуется
более всего оберегать
от постороннего вмешательства?
От Вечности
являясь творческою
движущею силою всего,
одно уж точно несомненно,
Бог, Он же Дух,
не где-то рядом пребывает –
но внутри всё той же видимой
физической Вселенной.
Спешить (что затвердить неплохо б
«до рисунка на мозгу»,
не уподобиться чтоб пешке
в руках капризницы-судьбы)
не означает вовсе
поддаваться суетливой спешке.
Любой ошибочный поступок,
совершённый преднамеренно иль, может,
ненароком, всё одно –
в единой жизненной цепи
словно разорванное,
требующее восстановления звено.

Какою б ни была картина
окружающего мира
или в целом Мироздания,
однако существует только,
как и всякая мечта,
она для нашего сознания.
Человек бежит реальности,
случается,
до полного её уж отторжения,
по привычке большей частью
наполняя мир
плодами своего воображения.
И то, чего на подготовку лишь одну
ушли, потребовались годы,
видит бог,
бывает часто, совершается
руки словно по мановенью
и в кратчайший срок.
Наверняка
способны будут обеспечить людям
Будущего Светлого удел
с благословенья их Творца,
как и по праву,
только их ясносияющие мысли
и пылающие подвигом сердца.
Случается,
сегодня бремя ещё тяжкое,
будь то чреда невзгод
иль непосильная работа,
а то потеря сбережений всех своих,
в итоге делается
крыльями полёта!

За чем-то видимым,
как правило являющим собой
большого целого лишь часть,
всегда невидимое нечто помещается,
над первым
простирая свою власть.
С её, возможно, не такою малой
высотой уже,
а то и, может быть,
с заоблачностью всею,
вершина, взятая тобой,
теряет прежний статус свой,
едва покажется
уж новая за нею…
Преодоление себя,
и чем труднее, тем лишь радостнее
и ещё ценней,
всегда окажется задачею текущего,
а также
всех последующих дней.
Жизнь такова, что в ней всё внутреннее,
план отодвигая
постепенно на второй
всё внешнее, над ним одерживает верх,
чтоб утвердить
приоритет в итоге свой.
В жизни земной,
с её задачами большими и любыми мелочами,
всё по-своему весомо,
как и все тяготы и трудности её
на самый верх
только являются ступенями подъёма.
Удары тяжкие судьбы,
обычно ею наносимые нам
не без основания,
в нас зачастую и способны
высекать бывают
истинного искры понимания.
Чтоб видеть больше, чем другие,
чтобы ясно разглядеть суметь далёкий
горизонт перед собой, –
всего-то собственную голову
лишь поднятою следует держать
как можно выше над толпой.
Сколь бы от собственных усилий
не зависящей
порою нам ни мнилась наша доля, –
повелевает всё ж не столько
Провидение судьбой,
как человеческая воля.
Лишь устремлённостью вперёд
по вехам малых ли свершений,
достижений ли значительных грядущих,
пожалуй, можно ещё будет устоять
нам на ногах под всеми вихрями
в смятенье дней текущих.
С «Большого Взрыва», от прочерчивания ль
в ещё пустом пространстве
первых световых и звёздных трасс –
сама история Вселенной,
если вдуматься,
по существу, история не каждого ль из нас?

Даже если талант созревает в безвестности,
то вполне расцветает он только тогда,
когда находит себе применение в жизни.
Во всяком деле, чем несвоевременно начать,
бывает ещё хуже только вовремя не смочь остановиться.
Следует помнить о том, сколь легко
возвеличиванием себя одного
умалить целый мир!
Мешать, противиться природе
иль не то же, что и потакать пороку?
Радость жизни бессмертна – а значит, наверное,
где-то всегда будет жить и извечная скорбь.
Опасность, идущая изнутри,
отчего-то обычно людям кажется дальше той,
что им угрожает снаружи.
Как это ни парадоксально,
главным победителем в жизни оказаться вполне может тот,
кто в ней больше всего потерпел и стоически снёс поражений.
Ещё прискорбнее самой горестной яви
может быть только пребыванье в иллюзии.
Источник всяческих сомнений – гордый, своенравный ум,
священное жилище веры – человеческое сердце.
На деревьях первая ранняя зелень
дольше всего зеленеет,
весеннее солнце согревает весь год.
Духовная свобода и свободомыслие,
пожалуй, справедливо
сердцу мудрому, как истина, дороже любой догмы!
Как видно, всем нам
именно для самого значительного ремесла добра
нужны и наиболее глубокие познания.
Обманывая, хотя бы в чём-то, себя,
можно ли при этом
во всём оставаться и честным со всеми?
Воистину, тот не лишится отечества,
кто нигде не проводит его границ!
Бывает и нечто тяжёлое чем-то удержано лёгким,
сила грубая, грозная превозможена слабостью.
Неумеренность в прибыли
вряд ли случайно идёт у иных рука об руку
с неразборчивостью в раздаче.
Когда перед чем-то наш разум бессилен,
пожалуй, тогда остаётся всецело довериться
мудрости сердца.
Строить обширные планы на будущее –
вот одно из тех дел,
что не стоит откладывать даже до завтра!
Всем известно, что есть бесконечность,
только кто из людей хоть когда-нибудь сам её видел?
Согласись, что во всём достоянье земном
не отыщется даже малости человеческого достоинства.
Видит Бог, и тогда прежде надо спасать свою душу,
когда велика угроза для жизни!
Вера в Высший Промысел есть показатель зрелости и нашего ума.
Вера в свои силы – это признак зрелости души!
Если авторитет религии оказался подорван наукой,
то это, возможно, лишь значит,
что кому-то из них не знаком ещё истинный Бог.
От образа мыcли невидимой, тем не менее,
прежде всего напрямую зависит
и качество жизни, и, собственно, образ её.
По праву каждый человек – владыка собственной вселенной,
он же и её творец!
Однажды и решительно отдаться жизни целиком,
воистину, не то же ли, что в ней родиться ещё раз?
Человеку даже отстоять несомненное
будет и то невозможно без веры в себя.
К сожалению, где имеется всё,
там не всегда остаётся лишь место для счастья.
Следует отметить, что над взрослыми
нередко ставят маленьких детей
масштабы внутреннего мира.
Если в теле волнуют отличия,
то души любящие познают своё тождество.
Как следует не утвердив сознания в реальном бытии,
возможно ли довериться игре воображения?!
Если на твёрдой морали стоит человек,
то на подвиге нравственном,
видимо, держится всё равновесие мира.
Наша ответственность "за" людей,
однако, нисколько не кажется большею,
чем "перед" ними!
Красота, уж по своей природе, неразлучна с простотой;
искусство подлинное близко к безыскусственности.
Внезапно
чтобы вверх тормашками перевернулся целый мир,
кажется, вполне достаточно и одного безумца.
Как звёзды, скрытые от взора днём,
порой то, что ведёт нас по векам,
неразличимо в круге повседневности.
Что есть общего между истинным светом и тьмой? –
Лишь отсутствие всяческой тени.
Иногда не столь важно бывает постичь суметь правду,
как почувствовать скрытую ложь.
В жизни понял я, друзья,
в одном исполненном призванье человека обретают плоть
его правда, его счастье и его свобода.
В реальности не воплощается
лишь то, о чём мечтается в размытых образах.
Не есть ли она, дорогая, желанная сердцу гармония жизни,
всего лишь в совпадении нужного места и нужного времени?
Случается,
в чаще дремучей с надеждою ищешь прогал,
в пустыне же радует глаз и сухая колючка.
Определённо в жизни так случается нередко:
ставится вопрос о человеке –
а выносится решенье обо всём народе.
Величайшая радость на небе –
разве не о настоящем человеке на земле?!
Не лучше ли кроткая вера без рассуждений,
чем длительные рассужденья о вере?
Одни великие, пожалуй, замыслы
ещё способны будут устоять
под натиском житейских мелких обстоятельств.
Уровень цивилизованности общества, кажется, нагляднее всего
проявляется в его контакте с девственной природой.
Поднимайся с рассветом,
чтобы ты мог с благодарностью вспомнить о нём,
провожая закат...
Вода прозрачная весомее сыпучего песка,
так и душа, в определённом смысле, может быть
ещё вещественнее тела.
Творческая мощь божественной природы в человеке,
однажды будучи пробуждена,
постепенно преодолевает ему свойственные недостатки.

Не может внушать полного доверия человек, злоупотребляющий доверием к самому себе.(В.Котиков)

Под внешностью человека кто-то скрывается.

Святых нет и я не святая.

Ты и есть настоящий герой своей жизни!

Оглянись! Как ты чувствуешь себя в этом мире? Ты должен сделать так, чтобы это было Прекрасно!

Макрокосм и микрокосм

При свете Солнца блеск свечи подобен тени
И тусклым кажется пылающий костёр,
И все земные океаны капли мене
Перед небесным – тем, что не охватит взор...
Всё – от Земли вплоть до гигантских звёзд скоплений –
Собой объемлет Беспредельности шатёр;
Но дух не в силах отделить от нас анатом,
И бесконечен, как Она, мельчайший атом!


Трудное счастье

Пусть будет каждый вдох и выдох полон твой
Уж за дарованную жизнь благодаренья,
За солнце светлое на тверди голубой
И нивы зреющей раздольное кипенье,
За треволненья все её и за покой,
За все невзгоды и минуты вдохновенья...
За счастье трудное, как и её борьба,
Что человеческая дарит лишь судьба!


Прерванная нить

Святой Мудрец знал вещий смысл и силу знаков
И мановением стихии укрощал,
Он ведал магию числа и душу злаков
И в сердце каждом чтО написано читал,
Он перед нищим и царём был одинаков
И лишь достойным свои тайны поверял...
Однако нынче в мире святости не стало –
И нить оборвана... и Мудрость замолчала?


Неведомая сила

Какая сила породила то движенье,
Что подчиняет себе атом и звезду
И жизнь поддерживает в вечном обновленье,
Производя преображений череду,
Дав власть ему, которой же, без исключенья,
Покорным быть написано всем на роду,
Что Землю движет и хвостатую комету
И нас из тьмы в конце концов выводит к Свету?!


Тайный ключ

Когда найдём ключ, скрытый в числах и словах,
И повернём семь раз им в скважине замочной,
И отопрётся в наших душах и сердцах
Железом кованная дверь, – то в час урочный
Премудрость Божья нам отверзнется впотьмах
С Её наукою, глубокою и точной...
Коран и Библию мы заново прочтём –
И славу Промыслу Благому воспоём!


Царство гармонии

Повсюду в Космосе гармония царит:
В строенье атомов и в звёздном хороводе,
Ведомы тоже ею, вдоль своих орбит
Планеты мчат; присущая самой природе,
Она и в хаосе присутствует, сквозит,
До времени таясь в разрухе и в разброде...
Пропитан мир, как губка влагой, красотой,
И направляется гармонией живой!


Небесная твердь

Иная Твердь над этим преходящим миром,
От Сотворенья уж была утверждена –
Как континент, плывущий по волнам Эфира,
Бессчётных солнц сиянием озарена.
И на земле существованье было б сиро
Без символов Её: Грааля да Руна...
И смысл наверняка свой вовсе утеряло –
Когда б душа опоры вечной не алкала!


В божественном присутствии

Людскому взору Бог является в Своём
Лишь самом грубоматерьяльном облаченье;
Он укрывается и в пламени земном,
И в солнечном огне, и в молнии свеченье...
Куда ни глянуть, виден и в ночи и днём
Повсюду Свет Его, рассеянный в Творенье.
Но если Бог уж есть, то нам, пусть и не здесь,
Однажды, верится, откроется Он весь!


Силой необходимости

Всем движет, как стальной мотор, Необходимость.
Как Божество неисследимое, Она
Вменяет сущему Свою неумолимость,
Сентиментальности малейшей лишена.
Так и за тем, что, мнится, труднообъяснимо
Или случайно, тоже прячется Она…
И вольно иль невольно, по большому счёту,
Мы властно все вовлечены в Её работу!


По делам нашим

Врагов прощающие будут прощены,
Не осуждающие – сами неподсудны,
Всем помогающим – помощники даны,
А одаряющему сужден дар нескудный...
Все «по делам их» будут вознаграждены,
Когда наступит Час неотвратимый, Судный,
И совершится Дело Божие во всей
Непогрешимой справедливости Своей.

Богатое воображение творит миры.

Человек – не окончательный венец творенья. Вся его природа – от материального тела до ума, души, таланта, восприятия, духовности нуждается в развитии и совершенствовании. Нужно лишь понять, какой она должна быть в идеале и реализовать ее в своей жизни.

Не тот ли самый острый глаз,
и суд не тот ли самый нравственный,
суд самый справедливый,
поступков, слов и дел людей
что видит истинные,
чаще всего скрытые, мотивы?
Линия жизни человека,
получающая
то или иное направление,
своею отправною точкою
имеет в каждом случае
его мировоззрение.
Не всё ль является на свет
и в лету канет в свой черёд:
звезда, планета, человек..?
Лишь Жизнь Единая одна
всегда была и лишь Она
не перестанет быть вовек!
Говорят не через внутренний ли
тихий его голос
с человеком Небеса?
В нём же он звучит,
раз будучи расслышан,
заглушая все земные голоса.
Так уже есть то: из числа
всех осуждённых
человеческим когда-либо судом,
увы, не большую едва ли
составляют часть
пред ним не виноватые ни в чём!