Русские афоризмы, высказывания, изречения, крылатые выражения

АФОРИЗМЫ О ЧЕЛОВЕКЕ

Афоризмы о человеке

Поделиться среди друзей
Нравится

При невезенье
обвинять в несправедливости судьбу,
не разобравшись, не спеши:

где были явлены добротные причины,
там и следствия
бывают хороши.


***
Как невежества,
так отрицаний всяческого рода
(что страшней любой беды)

поневоле и по смерти
пожинает человек
наигорчайшие плоды.


***
Из этой жизни под луной,
из плена тесного
её неудержимой круговерти

тотчас в жизнь истинную, вечную,
вступает человек,
с неё сорвавший маску смерти.


***
От незапамятных времён
стоящий уж на двух ногах
и обладающий умом,

при этом вплоть до наших дней
всё ж остаётся человек
лишь переходным существом.


***
К Нему спешащие на Зов –
на полпути креста не складывают
собственного с плеч…

Кто Богу внемлет в своём сердце,
тот уже без перевода
понимает Его речь.


***
Даже при всём богатстве опыта её,
что собираем
все мы в ней, её любя,

жизнь главным образом, однако же,
всего лишь помогает нам
понять самих себя.


***
В ультимативности её
жизнь несводима ни к нулю,
ни к неподвижному блаженству. –

Жизнь вечно нам бросает
новый вызов свой одновременно
вместе с зовом к совершенству.


***
При всём количестве
и важности своей иных из них,
слова имеют свой предел,

ведь ими мысли не заменишь,
как не заслонишься ими ты
нисколько и от дел.


***
Его связью с Беспредельностью,
объемлющей Вселенную Саму,
и, может, даже не одну,

человек обязан, собственно,
едва ли в ней не каждому её
маломалейшему звену.


***
Жить уж отчасти можно в будущем,
над обликом его
только раздумывая чаще,

как живописец или скульптор –
над рождающимся замыслом своим,
в дне настоящем.

Как то же частое биенье сердца,
так и собственно существованье самой жизни,
очевидно, не обходится без некоего своего
космического ритма.


Всё необычное,
как водится, с трудом, со скрипом помещается
в сознания скептически настроенных людей.


Пусть от судьбы нельзя уйти –
можно хотя бы сделаться её хозяином.


Свет различать перестаём мы, пребывая иногда
во власти собственной же тени.


Знать не дано, откуда, как приходят к нам
и где по свету промышляют наши мысли.


Здоровье человека, организма ли единого Земли,
собственно, равно от состояния зависит его мысли.


Иногда
выбор, сделанный в самом начале, случайный,
предрешает весь будущий путь.


Пожалуй, в жизни человек
почаще должен подниматься над собой,
когда желает подниматься
по ступеням её эволюционной лестницы.


Среди научных, и не только, знаний
отчего-то велико особенно число
тех, что нисколько не дотрагиваются до сути дела.


Так человек устроен искони – как будто управляют им
два совершенно разных мира.


Мысль служит самою надёжной связью Космоса,
поскольку для неё не существует ни препон,
ни непреодолимых расстояний.


Цель бесконечно отдаляется и впрямь
уже при первой мысли о её недостижимости.


Вековая Тайна неизвестности – одна из тех,
что наполняют нашу жизнь
тем более неизъяснимым смыслом.


Можно, даже оставляя землю навсегда,
её цепи унести с собой на небо.


Претензия на собственную исключительность
всегда бывала ахиллесовой пятой
любой из мирных догматических религий.

Жизнь соткана
из многочисленных иллюзий,
и, как это её опыт подтверждает,
никто не в точности таков,
что о себе самом он думает
и что воображает.
Иль не в способностях и качествах души,
кто б ни был –
человек обычный или гений,
по существу, заключена
кристаллизованная память
её прежних воплощений?
Как на земле
одновременно как бы в нескольких
мы времяисчислениях живём,
так в целой Вечности,
по принципу матрёшки,
одно время помещается в другом.
Как жизнь, просыпав семена свои,
когда-то на планете
поселилась насовсем,
так и добро, в душе пустившее
однажды его корни,
уж не вытравить ничем!
Делать добро ли,
живота ли не жалея своего,
отважно за него сражаться,
куда труднее, право,
нежели быть или, на поверку,
добрым только притворяться.
Право, уму
не прежде ль следует учиться нам
у Мудрости Природы? –
Ведь, по совести сказать,
совсем не так уж много нужно
человеку наставлений,
чтобы главное понять.
Ещё вопрос, даже при всём
неописуемом количестве
накопленного человеком знания,
на что расходуется больше
в результате его сил –
на разрушение или на созидание?
Что отличает храбреца –
так это то, что для него,
при всей негромкости своей,
одна недремлющая совесть
значит больше,
чем все мнения и голоса людей.
Все дни и годы жизни,
собственно, проходят мимо тех,
необратимой чередою,
кто без малейшей осмотрительности
заняты бывают
исключительно собою.
Освобождением души из плена,
клеток тела только ли
распадом сочетания… –
смерть, чем бы ни была,
как минимум, не значит одного –
уничтожения сознания.

Сроду ещё такого не было,
чтоб ложь хоть в чём-то нам могла помочь,
да и, по совести сказать,

когда держаться в жизни
только крепко-накрепко за правду,
то едва ли вам потребуется лгать.


***
Чтоб чем-то быть полезным людям,
вам скажу я без иронии,
пожалуй, иногда

вполне уж было бы достаточно
хотя б ни одному из них
не причинять вреда.


***
О назначенье человека,
под Луной его призванье
что бы там ни говорить,

лишь поступать всегда
по совести стараться
уж задачей целой жизни может быть!


***
Не зря судьба шагу на каждом
нам готовит испытанья, –
а всё дело только в том,

что те же стойкость и терпенье
лучше познаются в малом,
даже нежели в большом.


***
В Разумном Космосе
на всём необозримом протяжении
бескрайнего простора

Его, должно быть,
ни единая планета не оставлена,
однако, без Призора!

Произнести иной раз правду нужно не бояться самому,
чтобы её услышать.


Одним из проявлений вежливости к людям
будет не напоминать им без острой нужды о себе.


Всё в жизни бесполезное обычно вырастает
дополнительной преградой на пути
всего полезного и нужного.


Твёрдо стоять даже на собственных ногах –
и то скорее позволяет нам та сила, что от духа.


О будущем не зря и мыслится тогда
как бы прозрачней и светлей,
не вороша ни прошлого, ни настоящего.


Мир не хулит, не осуждает тот, кто с ним
един своей душой и плотью.


При восхождении освободительном духовном
возлагаемый себе на плечи свой же крест
быстрей всего приводит на вершину.


В эпоху всплеска нового, взрывообразного, науки,
в сущности, одно, что человеку остаётся осознать –
это за всё свою ответственность.


Иной, и с телом искалеченным, на вид,
не так бывает страшен, как со сломанною совестью.


Именно, с чем в этой жизни человек
самоотождествляется, живёт,
не с тем ли и пребудет за её чертою?

По сути дела, хороша лишь та свобода,
что предоставляет жизненный простор
для любого созидательного творчества.


Если мы злимся на людей,
то лишь за то, что их не любим.


При восхождении к любой вершине,
так или иначе, невозможно будет пренебречь
ступенью овладенья собственною мыслью.


К сожалению, всё не бывает хорошо…
но, к счастью, не бывает и всё плохо!


В большинстве их отчего-то люди,
на поверку, проявляют куда большую готовность
голову ломать над настоящей их и будущей судьбой,
вместо того чтобы её брать в свои руки
и распоряжаться ею.


Без владенья им собой бывает крайне сложно,
а то и вовсе невозможно в полной мере
человеку отвечать во всём человеческому облику.


Прав тот, кто для борьбы решительной с самим собой
не пожалеет целой жизни.


Наука и искусство, на поверку, только возвращают связь
всему на первый взгляд разрозненному в мире.


По обращению небрежному их большей частью с правдой
прежде всего и узнаётся мера лживости людей.

Или не одна обманчивая видимость вещей
стоит за всеми их же парадоксами?


Даже в науке всё же невозможно совершенно обойтись
без некоего рода предсказания, хотя бы и научной истины.


Приобретает сильный дух,
кто замышляет всё и делает своими головою и руками.


Многих благодатнейших её даров
поневоле человек себя лишает в жизни
собственными отрицаниями.


Для большей собственной устойчивости
быть всё же лучше вдохновляемым идеей пусть ошибочной,
чем вовсе никакой.

В любом поступке, каждом шаге человека
чем-то выдаёт себя
его всегда особенный характер.


При нетерпимости ко всякой лжи,
тем оправданнее представляется
значительная мера снисходительности к заблуждениям.


Исключительно лишь ради денег
ещё не было исполнено, пожалуй, ни одной
на самом деле стоящей работы.


Во многих случаях
едва ли оказать возможно большую услугу человеку,
чем показать ему, каков он есть.


Нельзя таланту больше навредить порой,
чем поставив его в привилегированное положение.

Ты можешь все, что захочешь. Только сделай это!

Судить можно о близости осени жизни
хотя бы уже по тому, как мы радуемся
наступившему новому утру и новой весне.


Что ещё больше отличает человека от животного –
это его умение смеяться над собой.


Добро, когда лишь собственная воля –
самовластный господин
всех беспокойных наших мыслей и желаний.


Иль не на то и целая нам жизнь,
чтобы совершить успеть, хотя б одно, какое-то
по-настоящему значительное дело?


Тем безотраднее бывает старость,
что мы в ней, что ни возьми,
теряем куда больше, нежели приобретаем.

От невыносимого дольнего бремени освободившейся
человеческой мысли – не ей ли одной лишь
и будет под силу достичь самой дальней звезды
и увлечь за собою планету?


Подчас нам прошлое являет свою силу
не для того ли,
чтобы только подтолкнуть ещё вперёд?


Не всё ли наиболее существенное в жизни
совершенно справедливо помещается поверх
её обыденных явлений?


Расставаться следует всегда друзьями,
дабы не встретиться однажды снова,
обратившись во врагов.


Ни один ещё младенец
прямо от рождения не принимал на мир
холодного скептического взгляда.


Пожалуй, в жизни следует смеяться чаще,
хоть бы даже над самим собой,
чтобы из неё не уходила радость.


Не все и мертвецы ещё
в земле покоятся, или же где-то выше,
в самом деле с миром.


К сожалению, в потоке будничных забот и прочих дел
у человека в наши дни всё меньше остаётся
времени и места для поступка.


Чтобы трогать до слёз, и искусство должно мироточить
слезами и кровью его же создателя.


Все цели мелкие и низкие иль не затем и таковы,
чтобы ими жертвовать во имя высших?

Путь каждый раз открыт, возможен лишь вперёд,
невзирая на любые рецидивы прошлого.


Чтобы круто изменить уже свой путь,
как правило, достаточно бывает
перемены направления лишь мыслей.


И там, где действует строгий единый закон,
иногда ещё всё же нет места для общего правила.


До конца лишь оставаться верным жизни,
оставаться верным ей во всём – не это ли и будет
самым правильным её решением?


Ответ едва ли не всегда дать может Космос
на вопрос о том, что происходит с нашим миром.

Исключительно страх перед Богом
никого ещё не останавливал доселе от греха.


Воистину, жизнь предстаёт нам
тем лишь многогранней и прекраснее ещё
известной калейдоскопичностью своих
неповторимых и неисчерпаемых возможностей!


Не так приходит мудрость к нам с годами,
как обращается к ней ум.


Кто хочет сдвинуть мир, должен врасти ногами
в нём же в собственное место.


Кто тонко чувствует и почитает красоту –
бывает близок уж к тому,
чтобы постигнуть сущность истинную жизни!

Любое действие приносит всё же свою пользу,
однако, будучи лишь доведённым до конца.


По существу, не что иное,
как лишь наши собственные ограниченные представления о мире
больше всего и заслоняют нам его же бесконечный горизонт.


Когда из сердца изгоняется любовь – на пьедестале
её место вскоре занимает только чувственность.


В отдельных случаях
можно судить о мудрости произнесённой речи
и по не сказанным словам.


С "благоприобретёнными" привычками людей, увы,
часто уже не в силах справиться бывает их природа!


Если к истине подобает стремиться,
то за правду – стоять до конца.


От сквернословия до скверных дел
и всё-то расстояние – не больше полушага.


Иль не влекущая нас за собой мечта только
как раз и придаёт существованию и жизненность,
и смысл, и самый настоящий интерес?


Красота телесная,
не подкреплённая достоинствами собственно души,
иль не походит больше на уродство?


Всё-таки счастливая или несчастная судьба, как ни крути,
отнюдь не сваливается на человека с неба.

Едва ли что-либо достойней
по отдельности, как и все вместе,
сделать люди могут,
чем собственные плоть и душу
сделать жертвою
желаннейшею и угодной Богу.
В какой-то миг душа прозреет в человеке,
как очнувшись после сна
иль оглушительной контузии,

однако всё-таки не раньше,
чем телесные глаза его
закроются уж для любой иллюзии.
Насколько бы структурой сложной
или, может быть, простой
ни обладало Мироздание,
а перекрёстком всех миров
всегда бывали
человеческое сердце и сознание.
Иль не от силы устремленья только
к Идеалу степень нашей близости
зависит? –
Вот почему ещё не следует
всецело уносить Его
в заоблачные выси.
Всё же, какое бы великое и светлое
ни ожидало будущее нас,
что примечательно –
что как существенно приблизиться к нему,
так и вступить в него возможно
человеку лишь сознательно.

Ввиду известной двусторонности
явлений и вещей,
всего лишь мысль одну простую
здесь высказать позвольте мне,
всегда неплохо бы иметь в виду
как ту, так и другую.
Премудрость Божия есть то,
во что облечься должен
всяк достойный: и жена и муж, –
зане является единственным Она
Отцом и Матерью
для неисчётных душ!
В миру душа,
ни в чём не зная недостатка, но без веры,
остаётся столь же нищей…
Духовный голод невозможно утолить
самой обильной
и изысканною пищей.
Жизнь беспредельна, может быть,
прежде всего в разнообразии
немыслимом своём,
как не найдётся в целой вечности
двух времени моментов
одинаковых во всём.
Свет чистый Истины, увы,
мы не способны созерцать,
разлитый всюду искони под небесами,
не оттого ли, если вдуматься,
что попросту ослеплены ещё
Его ярчайшими Лучами?

Даже земли не покидая,
можно собственною мыслью посещать
неисчислимые миры
и в своё сердце все принять
нам уготованные благодатным небом
неисчётные дары!
Сколь бы наука на случайные –
в физических концепциях своих –
ни опиралась величины,
а ни одно из важных следствий
в этом мире всё же никогда ещё
не обходилось без причины.
По сути, всё, о чём ни думает
сегодня человек
или питает сожаление,
имеет, так или иначе,
для грядущего его
первостепенное значение.
Все сокровеннейшие, лучшие,
осознанные мысли наши,
вместе с ходом дней,
как всё же верится,
становятся в конечном счёте
общим достоянием людей!
Любовь отнюдь не только жертва
иль источник вдохновения
и сладости сосуд,
но и ещё самоотверженный
взаимосообщающийся
постоянный труд!

Зачастую окончательный итог
дел, начинаемых за здравье,
обращается их крахом,

слава добрая,
увы, приходит к ставшему уже
воспоминанием и прахом…


***
И на вершине Эволюции,
продвинувшись ещё
не на один мильон веков,

всё невозможно отойти,
ни отдалиться на полшага будет
от Её Основ!


***
Недаром время представляется нам
чем-то наподобие
спирали или круга,

где настоящее и будущее
искони равно
ключом владеют друг от друга.


***
Духовным силам внутри нас,
не предназначено ли,
нечто наподобье балансира,

также служить противовесом
динамическим энергиям
физического мира?


***
Всё наиболее существенное
в жизни человека –
от спокойных размышлений

до жизни собственного духа –
помещается поверх
её обыденных явлений.

И торжество свободы мысли человек,
и верность нравственному долгу,
вместе с верой и любовью,
и в наши дни бывает вынужден, увы,
нередко запечатлевать
своею собственною кровью.
Надежда – в том,
что и трагедия любая каждый раз,
после этапа осмысления,
однако, всё же неминуемо
выводит нас в итоге
на дорогу обновления.
Кто не способен вовсе
к сдержанности в речи, ум того
едва ли может быть не пуст;
недаром истина, и та, живёт
в душе, открытой миру,
но при замкнутости уст.
Тот, кто своих секретов
шапочным друзьям не доверяет,
избежит и их предательства;
кто не надеется на случай,
тому служат поневоле уже
сами обстоятельства…
По своей сущности, добро,
когда уж языком
характеристик строгих говорить,
помимо прочего всего, есть нечто,
чем никак нельзя бывает
злоупотребить.

Затем и дух неутомимый,
ум и ноги человеку,
чтоб без устали из жизни в жизнь идти
вперёд лишь…Ведь едва ли
долгим остановкам будет место
вдоль большой спирали Млечного Пути!
Любая истина,
являясь квинтэссенцией аспектов
многочисленных своих,
не есть ли, так или иначе,
комбинация
бесчисленного множества других?
Подобны антагонистическим
враждебным полюсам,
как двум полярным точкам зрения,
чаще всего
бывают разные лишь стороны
единой вещи или же явления.
Едва ль ту истину простую
отнести уж можно было бы
к какому-то открытию:
поскольку жизнь – это процесс,
постольку всё вокруг стремится
к бесконечному развитию.
Чтоб не испытывать судьбу
и не давать ей лишних поводов
к укорам и упрёкам,
довольно было б для того
и одного уж прилежания
ко всем её урокам.

Иль нужно в мире сём
угроз его страшиться, уклоняться ль
нам от трудных испытаний? –
Ведь в Мире Истинном
всё прочее не стоит ничего,
помимо опыта и знаний.
Будь то на самом его стрежне
иль порой на неожиданном
опасном вираже –
в потоке пенистом и бурном
ухватиться всякий раз
бывает не за что душе!..
Необходимы человеку
твёрдость воли и бесстрашие, –
что, право же, немало, –
хотя б уже для одного –
для подчиненья полного
в себе животного начала.
Как в жизнь приходит человек
с талантом, выработанным
уж в воплощенье не одном,
так и уходит из неё он
исключительно с накопленным
духовным багажом.
Необходимое условие
явленья на Земле,
как надо, видно, полагать,
однажды человека нового –
к у л ь т у р н о г о,
всего одно: желание им стать!
Нельзя добро творить
одной своей рукою и ему ж
противодействовать
исподтишка другою…
Нельзя всегда на стороне
быть большинства,
при этом оставаясь честным
до конца перед собою.
Всяк, заражённый суеверием,
как вирусом болезнетворным,
поздно или рано,
всё же окажется
очередною лёгкою добычей
для иного шарлатана.
Как видится,
одна лишь истина и есть то,
с чем нельзя, во избежанье
самых бедственных эксцессов,
всем не считаться, независимо
от личных предпочтений,
как и личных интересов.
То слово искренне твоё,
что вырывается из сердца,
словно пленник из оков,
и за которое своею честью
и самою жизнью
поручиться ты готов.
Чего бы ни были посредством
меж собой сопряжены
небытиё и бытиё,
из не имеющего формы
иль не всё и создаётся
облечённое в неё?

Всё ж никогда нельзя достаточно учесть
возможных всех путей
дальнейшего развития,
ни всей же глубины значения
хотя бы одного
произошедшего события…
Ничто в сём мире не во власти человека,
объясненье чему
в общем-то простое,
ведь даже собственное тело
самому ему
принадлежит не больше, чем чужое.
К чему бы, преодолевая
самого себя, ни влечься
и куда бы ни идти –
уж важно не стоять хотя бы
неподвижною преградою
у света на пути!
Земля, пусть это, может статься,
диковато прозвучит
для обывательского слуха, –
один из многих полустанков вековых
дороги звёздной
человеческого духа!
То, что касается свободы
или счастья в этой жизни,
своего ли в ней призвания –
в них всяк из нас, известно,
будет ограничен широтой
лишь собственного понимания.
Какой бы полною загадок
ни казалась жизнь,
при в целом заурядности своей,
лишь в нас самих
всё же запрятаны ключи
от всех её секретов тайных и дверей.
Что человек ни представляет
как разумный индивид,
сводить, однако, верхом было бы наивности
сложнейший аппарат мышления его
лишь к мозговой,
сугубо физиологической активности.
Пускай, таясь, своё лицо,
как за густою пеленою, от людей
ещё грядущее скрывает, –
его сияющая даль
сейчас уже приоткрывается тому,
кто мыслит смело и дерзает.
Поступки собственные наши, даже те,
порою даже из числа
наш жребий предопределяющих,
увы, бывают очень часто,
на поверку, продиктованы ещё
желаниями окружающих.

Нужно уметь
со всею смелостью мечтать,
должна космическою
мысли быть орбита,
чтобы позволить проявиться
силе действия
её неодолимого магнита!

Таков один из исключений
не имеющий законов
этой жизни под луною:
то, что одной рукою сеем,
уже вскоре поневоле
пожинаем мы другою.
Пройти иной раз предстоит
немало снежных перевалов,
не одну ещё долину,
прежде чем только лишь воочию
саму недосягаемую
увидать вершину.
Потоком бурным
проносящаяся жизнь – одно,
как русло полноводное речное;
но положение
следящего за ней на берегу –
нечто уже совсем другое!

Кто мудр – нисколько
над ударами судьбы не сокрушается
и о былом не тужит:
неудержимой чередой
равно проходит иль не всё,
происходящее снаружи?
Можно идти
в каком угодно направлении
уверенно, уж твёрдо зная
собственный свой путь,
исследовать
любые мыслимые вещи,
ухватив их невещественную,
истинную суть…
То, что касается
всё большего количества вещей,
нас окружающих, рабочих и досужных,
всё ж никогда не потеряет
остроты и актуальности
вопрос о подлинных и самых нужных.
Бывает, в общем-то, легко,
отстав от жизни ли, от времени ли,
во мгновенье ока,
даже не осознав того,
уж оказаться
вовсе выброшенным из её потока.
Всех граней смысла нашей жизни
невозможно ни исчесть,
ни уместить в сухую фразу;
и сколь ни значим, ни велик,
но заключён он весь, однако же,
в плодах незримых глазу.
Любая мысль,
как музыкальный камертон,
в силу хотя б известной собственной
своей материальности,
весь организм,
подобно целому оркестру,
заставляет созвучать
уж в ею заданной тональности.
Судьба за стол садится с нами
и игру свою ведёт
как бы с лукавою усмешкой.
И только кто не сам игрок –
на её шахматной доске
всегда окажется лишь пешкой.

Чем совершеннее существо, тем выше уровень его ответственности.

Смотрю на себя в зеркало и вижу тело чужого человека. Разве оно – я?

Личностное сокровенно и его необходимо уважать.

Какое у тебя выражение лица, такое и отражение в зеркале.

Не может быть
несчастья большего, наверное, ни хуже наказания,
Чем процветанье, что достигнуто ценою злодеяния.
Лишь в положении таком,
что от него ничуть не требует ни позы
и ни толики актёрства, –
наедине с самим собою человек
бывает тем, кем он является
без всякого притворства.
Народов участь, что страшатся
революции и чуждых
дерзновенью и мечте
о светлом будущем – плестись
у мирового каравана
человечества в хвосте.
И при таком обширном своде их,
от самых первых дней
по жизни нас сопровождающих,
где тот закон – что человека б защитил
от ядовито-злобных
мыслей окружающих?
Даже во всём великом множестве их,
где есть вещи сложные
и самые простые,
не существует вовсе маленьких вещей,
ибо из малых
вырастают и большие.
Всё ж без того или иного
рода жизненных борений
не обходится ни дня…
И посреди небесной битвы
человек всегда находится
на линии огня.
Дух, сущий в нас,
живёт по собственным законам,
неизученным во многом, – так, заметь,
можно в болезни стать им
лишь ещё сильнее… и, напротив,
не болея, ослабеть.
Иль не Вселенная – наш дом,
в котором дух из нас любого
был зачат и порождён,
и тот, что предстоит ещё
и обживать и обустраивать нам
до конца времён?!
В чём под Луною человек
уверен мог бы быть вполне,
и что, на мой взгляд, несомненно,
так это в том, что никого
не может быть ни без Отца,
ни без Отчизны во Вселенной.
Сама материя – не более,
чем лишь материал
(хоть и звучит немного сухо)
для проявлений беспредельного
космического творчества
Божественного Духа.

Родиться человеком легче, чем умереть.

Слышен голос лишь тех, кто говорит в свой голос.