Русские афоризмы, высказывания, изречения, крылатые выражения

АФОРИЗМЫ ПРО ФИЛОСОФИЮ

Афоризмы про философию

Поделиться среди друзей
Нравится

Чтобы видеть красоту вокруг — надо поселить её в своем сердце.

Хуже нет, чем отказывать себе в праве быть собой, ограничиваясь рамками чужих представлений.

Ведомые поиском личных выгод, служат не Богу, а Сатане.

Чем темнее люди, тем труднее донести до них свет истины.

Кто с неуёмной страстью учится,
неутомим в познании,
о том, кто ценит каждый час и миг,
пожалуй, можно говорить,
что в этой жизни он уж в самом деле
нечто крайне важное постиг!

Кто мало знает,
но развязен и болтлив,
плюс самомнение изрядное имеет,
тот без смущенья и без умолку
вам будет говорить
о том, чего не разумеет.

Пожалуй что,
кто лишь хотя бы свои мысли
упорядочить сумеет,
воле твёрдой подчинить,
тому уж будет что
суду неизбирательному совести
и Небу предъявить!

Как учит жизнь,
благополучия земного
плодотворнее бывают
даже тяжкие мытарства,
куда страшней самой болезни
могут быть иные лекари,
а также их лекарства…

Большую совершить, пожалуй,
революцию в умах
понадобилось бы на свете,
чтоб полностью искоренить
только всё ту же
человеческую глупость на планете.

Своих глаз нету у толпы,
даже со всеми её тёмными
вождями да клевретами,
бывает потому легко её,
увлечь пустыми слухами
и ложными наветами.

Чтоб в самом деле
чем-то быть полезным людям, –
неспроста имея ум живой и гибкий,
можно хотя бы не стесняться исправлять
свои неправильные взгляды
и ошибки.

Цель бесконечно отдаляется и впрямь
и пропадает, наконец,
из поля зримости
уже при первой же
предательской являющейся мысли
о её недостижимости.

Что в деле трудном, что в пути,
бывает часто, даже после многих
пройденных преград,
довольно лишь остановиться,
чтоб уж в следующий миг
тем самым двинуться назад.

Тренировать нелепо тело,
и, пожалуй, даже будет
безответственно весьма,
не озаботившись прежде всего
развитием и воспитаньем
сердца и ума.

Меньше всего их личный мир
служить способен людям призмою
для миросозерцания,
бывая ограничен малым кругом,
или кругом
радиуса личного сознания.

Даже наличье собеседника, и то,
кем бы он ни был –
человек или сам Бог, –
как представляется,
у многих говорящих
не всегда предполагает диалог.

Жизнь доверяет ему больше своих тайн
и вслед за этим раздаётся ещё более
доступный лицезренью
пред человеком горизонт –
одновременно только вместе
с им достигнутою более высокою ступенью.
Залог движенья поступательного жизни
заключён
в глубоком Космоса Дыхании,
в её подчас непредсказуемом теченье
и в её же
вечно новом понимании.
Иль не в расширенном сознании
заветный ключ хранится от любых секретов,
небеса и дол
что от людей ещё таят?
Не в нём ли будет состоять, в конце концов,
и панацея от всех зол?
То что касается
различнейших явлений и вещей,
их понимание такое
всегда имеет преимущество,
когда нечто одно
не исключает остальное.
Стремиться повод есть всегда
хотя б к тому, чтоб смысл речей
как можно более был точен,
как, впрочем, есть и для того,
чтобы, как минимум, учиться
говорить ещё короче.

Всяк получает обязательно своё,
таков закон,
однако в случае любом
не по тому, кто чего хочет,
а сугубо по тому,
что вызревает в нём самом.
Материя,
когда и может быть положенною нами
в основанье бытия,
сродни фундаментальной ценности,
то исключительно во всём диапазоне
в ощущениях нам данных её форм,
как и в её же сокровенности.
Всяк человек,
уж по известному закону соответствия
(касающемуся не всего ль сущего?),
от сотворения, из жизни в жизнь
в себе несёт наследие
пускай ещё далёкого грядущего.
Должно быть, тщетно ожидать
от жизни лёгкости,
в рост полный стоя пред её лицом,
всерьёз рассчитывая
сделаться строителем её,
её действительным творцом.
Благая воля в человеке,
что ему присуща,
нечто наподобие дыхания,
есть уж поистине космическая мощь,
что ещё требует
лишь только осознания.

Считай уж прожитой не зря
такую жизнь,
пусть не великого героя иль творца,
предельно искренним коль в ней
перед самим собой хотя бы
ты остался до конца.
Все мировые катаклизмы,
революции ль
суть части одного процесса, знать,
ведь если б звёзды не взрывались,
то и жизнь бы на планете
не могла существовать.
Не тот ли
самый дружелюбный из людей,
как море тихое, ласкающее сушу,
иль как ночной звезды мерцание на небе,
кто не лезет
ни к кому другому в душу?
Как видится, всё, что выходит
за пределы наших чувств,
тем раздвигая рубежи существования,
необязательно должно быть недоступно
и для методов
сугубо эвристического знания.
Вполне надёжно ли он скроен или сбит,
что служит для него опорою –
Единство или Троица?..
О том, как искони устроен
совершенный Божий мир,
едва ль нам, право, стоит слишком беспокоиться.

НА ЗЕМЛЕ И ВО ВСЕЛЕННОЙ

Кто даст ответ, зачем великая такая красота
Повсюду на Земле и во Вселенной явлена для взора,
Но от чарующего взор благословенного простора
Постылая житейская нас отвлекает суета?
Зачем пред нами жизни даль от всего низкого чиста
И лишь под нашими ногами столько грязи, столько сора?..
Зачем гармонию всего великолепного узора
Способна с лёгкостью разрушить одна малая черта?

На то она и теория относительности, чтобы не возводить её в абсолют.(В.Котиков)

МОЛЮСЬ

Молюсь о том, чтобы Земля не стала в одночасье белой –
Как будто в панцирь гробовой, навеки скованной во льдах;
Крушенье бы не потерпел Её корабль в лихих штормах,
Ведомый по морю рукой нетвёрдою и неумелой;
Да небо в копоти над Ней, скрыв Солнце, всё не почернело б;
Сгорев от ядерного взрыва, не рассыпался б во прах
Безумный мир… – пока ещё в Её сынах и дочерях
В разладе пребывают ум и сердце их, и с духом – тело!

СО СТОРОНЫ

Учись смотреть на этот мир со стороны,
Как, может статься, на него взирает сверху ангел божий,
Как безучастный чужеземец и прохожий,
Взирающий на лик неведомой страны,
Как на игру ли – с берега – речной волны,
Что вдаль спешит, дробясь и собственные отраженья множа,
При этом ни души, ни сердца не тревожа,
В них благостной не нарушая тишины…

ПО СООТВЕТСТВИЮ

Кто сеет злобы ядовитой семена –
По соответствию извечному природы,
Наверняка пожнёт тождественные всходы,
Однажды сам познает горечь их сполна...
Не для забав, не для пустого расточительства дана –
Однако же для бережного их расхода –
И слов, и действий нам, и помыслов свобода –
Вся этой жизни вековая новина!

ПОЛЕЗНЫЕ СОВЕТЫ

Не расточай духовной драгоценной силы
В угоду суетным и подлым словесам;
Не доверяйся льду непрочному, ни мутным тем волнам,
Где стерегут свою добычу крокодилы
Голодные; не предавай святыни милой
На осмеяние профанам и глупцам...
Во все часы взор дерзновенный обращая к небесам,
В последний миг не преклонись перед могилой!

ОТ ОКОВ

Издревле вестником считался и посланником Богов
На ниве горестной, земной, певец возвышенный и чистый,
На путь Служения однажды, благородный и тернистый,
Ступивший с горсткой небольшой ему подобных смельчаков;
Кто будничных не зная тем, ни в лексиконе низких слов,
Пел об Отчизне духа неземной и пламенно-огнистой,
Своею песней полнозвучной, мыслью светлою, лучистой
Умы людей освобождая от их собственных оков.


НЕИЗБЕЖНОСТЬ ПЕРЕМЕН

Не может Солнце скрыть свой животворный свет,
Навеки сумрачными тучами затмиться;
Не может наконец накопленная мощь не проявиться,
Не зацвести весенний нежный первоцвет...
И по скончанью смутных безвременья лет
Всецело должен будет мир перемениться,
Не может в людях дух, в них дремлющий ещё, не пробудиться
И долгожданнейший не наступить Рассвет!


ЭПОХА СИНТЕЗА

Заря уж новая над миром – небывалая – встаёт,
Тысячелетия грядущие собою освящая!
И с тем, как было то предсказано, прейдёт земля былая
И у людей над головой их небо прежнее прейдёт...
И с Нею же, одновременно новый времени отсчёт
Для поколений человеческих несчётных начиная,
Давно предвещенная, яркая, Эпоха Огневая,
Великая Эпоха творческого синтеза грядёт!


ВЕЧНО ТА ЖЕ

Природа сущностная Божья – вечно та же:
Воистину неизъяснима и чудна! –
И, облекая, проникает всех Она
Нас, будучи не ощущаемою даже.
В Ней, словно в освящённой драгоценной чаше
Субстанция богопричастного сладчайшего вина,
Вся наша собственная жизнь заключена
И, может статься, прячется бессмертье наше!


ОСЕННИМ ДНЁМ

Нет песни более печальной и по-своему прекрасной
Осенним днём над головой трубящих в небе журавлей!
Какой-то ли тоски нездешней и неясной эхо в ней
Доносится, такой пронзительной, не по-земному страстной?
Иль не разлуки, может статься безутешной и напрасной,
Мотив, звучащий над просторами пустующих полей,
Пленяет сердце, как сердца людей захватывал Орфей
В сладчайший плен своей мелодией чарующей и властной?

МИР ИНОЙ

Есть мир, где балом правит вечная весна,
Где не бывает грусти тянущей былого,
И где душа не знает давящего бремени земного,
Где дум заветных самых всхожи семена,
Где полноцветнее в оттенках белизна
Палитры красочного полотна любого...
Где над землёю и поныне Божие Живое Слово
Несёт во чреве благодатном Вышина!


ЕДИНОЕ ТВОРЕНИЕ

Нельзя, воистину Единое, Великое Творение
На доли малые, на части ль автономные разъять:
При всём желании, нельзя ни расплести, ни развязать
Его судеб, его бесчисленных путей переплетение…
Как невозможно было б, гармоничной цельности строения
Не нарушая, из стены даже кирпичика изъять,
Так же нельзя жизнь человека произвольно оторвать,
Со смыслом, вложенным в неё, от Божиего Промышления!


***

Бога не видел никто, никогда.
Ап. Павел

Известно, что никто, нигде и никогда
Воочию не видел истинного Бога,
Не развевалась ни над чьей ещё дорогой
Его почтенная седая «борода»...
Однако зрима нам повсюду и всегда
Его вся звёздами усыпанная царственная Тога,
И перед совестью взыскательной и строгой
Едва ль не всем нам чувство ведомо стыда.


МИЛОСТЬ СУДЬБЫ

Не столько, может быть, как кажется порой,
Строга, безжалостна судьба бывает с нами,
Стегая жгучими своими батогами,
Грозя бедой, с невзгодами ль бросая в бой, –
Сколько, на деле, может быть, от бездны адской, роковой,
К ней с нашим рвеньем безрассудным и упрямым,
Оберегаемы бываем мы тем самым
К нам милосердною и мудрою судьбой?!


СРОДНИ ПОТОКУ

Потоку водному сродни, всё в жизни движется самой,
Нигде не мыслится в ней мёртвого бездвижного покоя –
От вдаль бегущих облаков до комаров и мошек роя,
От раскалённой плазмы в недрах звёзд и до коры земной;
Всё словно той воображенья прихотливою игрой
Порождено в ней, без конца меняясь в цвете и покрое, –
Так с дуновеньем ветра поле спелое колосовое
Вмиг изменяет, до того благообразный, облик свой...

РАССТАВЛЯЕТ ПО МЕСТАМ

Нисколько не уподобляйся гордецам,
Не верь учёности напыщенной, фальшивой,
Самонадеянности суетной и лживой
Не угоди в ловушку безрассудно сам…
Всё, что наивно ни вменяют люди мыслимым вещам
В присущей им поспешности честолюбивой,
Своей рукою властной и неторопливой
Жизнь мудро снова расставляет по местам.

ЕЩЁ ОДИН КОСМОС

Пред столь великой и возвышенно-торжественной красой
И всем величьем и безмерной славой Божьего Создания
Тем очевидней не становится ли смысл существования
Из нас любого, в то же время столь глубокий и простой? –
Творить, по мере сил, подобный совершенной красотой,
Творить, используя все арсеналы творчества и знания,
Преодолений трудных не боясь и не страшась дерзания,
Внутри себя ещё один, неповторимый, Космос свой!

В ОБЛИЧЬЕ НОВОМ

Из века в век не раз, не два, ни даже сто, в обличье новом
И оттого неповторимом никогда,
От Горних Сфер душа недаром возвращается сюда,
Земли и плоти всё ещё влекома зовом.
Однако, тленного телесного покрова
Едва лишась опять, назад она торопится всегда...
Так, угасая, поутру из виду прячется звезда,
Чтобы в ночи на небесах явиться снова.


СО СТОРОНЫ

Учись смотреть на этот мир со стороны,
Как, может статься, на него взирает сверху ангел божий,
Как безучастный чужеземец и прохожий,
Взирающий на лик неведомой страны,
Как на игру ли – с берега – речной волны,
Что вдаль спешит, дробясь и собственные отраженья множа,
При этом ни души, ни сердца не тревожа,
В них благостной не нарушая тишины…


ЕДИНАЯ ЖИЗНЬ

С иною, будущею, в сущности, едина жизнь сия. –
Так, в недрах Солнца преломлённого, не горнего ли Света
Полны игрой в лучах пролившихся встающего рассвета
Над серым сумраком ночным преображённые поля?
И точно так единосущны сами небо и земля
(В чём нет какого-то особенно великого секрета),
Как будто те же составные части общего портрета
Единого, столь изумительного лика Бытия!


ЕЩЁ ОДИН КОСМОС

Пред столь великой и возвышенно-торжественной красой
И всем величьем и безмерной славой Божьего Создания
Тем очевидней не становится ли смысл существования
Из нас любого, в то же время столь глубокий и простой? –
Творить, по мере сил, подобный совершенной красотой,
Творить, используя все арсеналы творчества и знания,
Преодолений трудных не боясь и не страшась дерзания,
Внутри себя ещё один, неповторимый, Космос свой!


ПРЕВЫШЕ ОБЛАКОВ

Когда вновь над землёй сгущается туман
И вплоть до горизонта стелется клубами,
Плывёт ли мертвенная мгла перед глазами
От утомленья, от полученных ли ран, –
Всё ж главное не попадайся на обман,
Коварной Майи мира этого окутан пеленами:
Превыше хмурых туч и облаков над нами
Разлит столь же великий Света океан!