Русские афоризмы, высказывания, изречения, крылатые выражения

АФОРИЗМЫ ПРО ФИЛОСОФИЮ

Афоризмы про философию

Поделиться среди друзей
Нравится

Три кита мироздания: необходимость, причина и следствие.

Бытие – это проявленное пребывание.

В словах «всё возможно» кроется вечность и бесконечность

Форма – это восприятие проявленной энергии в определённости материальных образований.

Масштаб пространства – это размеры наблюдателя, масштаб времени – продолжительность его жизни.

Смерчи масс поглощают формы, выворачивая арматуру времени в порванном пространстве

У конечных созданий бесконечное разнообразие личных ощущений времени, пространства и формы.

Лень растягивает время и сжимает пространство.

Духовность – это единение нравственности и культуры.

Энергия общий знаменатель духа и материи.

Идея – небесный проект, с потенциалом самореализации

Материя неуничтожима, разве что, молью.

Для полного хронотопа не хватает только массы.

В безбрежном океане вечной бесконечности парят конечные миры.

Даже Высокое Избранничество,
кроме в нём огня,
не говоря уж о культурности
и подлинной духовности,
от человека будет требовать,
пожалуй что, без преувеличенья
ещё высочайшей степени
его готовности!
В каждом добром своём деле на земле,
что осознать
всем нам как минимум пора,
человек уже становится сотрудником
всех Светлых Сил
Космических Добра!
Нет истин тех, что в мир входили б
без препятствий и борьбы,
с благословеньями одними,
пусть становясь в конечном счёте
общепризнанными в нём,
а иногда и прописными.
Пруту и тонкому и гибкому
все бури нипочём, –
и в этом есть для нас урок.
Не потому ль судьбы удары
большей частью лишь упрямых
да жестоких валят с ног?
Коль во главу угла поставить
в жизни сей преодоление
как то, что в ней и впрямь важней всего,
то поневоле уж всё станет в ней
служить ничем иным,
как лишь простым материалом для него.
Даже то знание,
что призвано облегчить было
бремя человеческих невзгод,
в мир никогда ещё, однако,
не входило без борьбы
или же множества хлопот.
О благе общем всякий раз
с чего бы думать ни начать
в контексте времени иль вечности,
уж можно будет продолжать,
как и усиливаться думою о Нём
до бесконечности!
Какою б ни была далёкою
и трудною дорога,
а почти наверняка
в ней всё тебе необходимое
займёт объём
не более дорожного мешка.
Того уж счастье не покинет,
людям, Богу ли служению
чьё сердце отдано,
того ль, кто будущему неизменно рад,
что, может статься,
ни сулило бы оно.
Тотчас, поверь,
широкий взору горизонт,
уже космический, откроется тогда
и Жизни Вечной Океан
седые пенные валы,
подъемля, явит пред тобой,
едва мирское всё уйдёт на задний план!

Источник радости, благой,
тот, без которого воистину
существованье сиро
и пусто, более всего оберегай
в палитре тусклой
окружающего мира!
Причинно-следственный закон
не столько дан для подчинения ему
и исполнения,
сколько для пользованья им
по мере нашего признания его
и осмысления.
Когда задуматься
над горестною участью людей,
припоминая все Гоморры и Содомы,
не легкомыслие ль одно
с небес на них-то и обрушивало
всяческие молнии и громы?
Всё ж никому не удавалось ещё
в одночасье сделаться
таким или другим:
невеждой или образованным,
свободным иль рабом,
хорошим или же плохим.
Даже стоявший у истока
и ровесник бытия,
питомец Воли и свободы,
Дух, сущий в необъятном Космосе
и в каждом из людей –
ещё одна из сил Природы.

Там, где присутствует хотя бы небольшой зазор
между источниками света,
тем обстоятельством не преминёт воспользоваться тьма.
Не имея сил расстаться с прошлым,
тем самым человек себя фактически лишает
настоящего и будущего.
Всё в жизни обретает ценность и реальное значение для нас
соответственно лишь прибыли приобретаемого опыта.
В пути облако поднятой пыли
надолго собою
заслонить может весь горизонт.

сё изменить порою может
и судьбу решить
одно как бы случайное везение,

веками зревший перелом –
внезапно наступить
всего лишь за какое-то мгновение…


***
Жизнь эта – лучшая,
отличнейшая школа, несмотря
даже порой на всю разруху,

и только почва для него,
расти дающая возможность
человеческому духу.


***
Пусть в нём сегодня ещё слабо
заявляет о Себе Он,
но одно, что несомненно:

Бог в человеке победит,
пусть всю его же человеческую
немощь, непременно!


***
Что проку думать о бессмертье,
о рецептах долголетия ль
вести со старожилами

беседы заинтересованные…
до конца за э т у жизнь
цепляясь всеми силами?!


***
Кристалл сознания –
как будто драгоценный бриллиант,
средь всевозможных испытаний,

и наблюдений, и трудов,
шлифовки требующий тщательной
любой из его граней.


***
Под неожиданным углом
(хоть ничего, по сути, нет необычайного
и странного в том факте)

и каждодневность может вдруг приобрести
уже поистине
пространственно-космический характер!


***
Мост в Беспредельность,
по которому ступают впереди других
отважные герои,

во всех мирах имеет,
связывая их между собой,
свои надёжные устои!


***
От многих бед и от врагов,
от нас не прячущих лица,
готовых из засады ль скрытой

всегда напасть, по существу,
бывает собственное мужество
единственной защитой!


***
Горе в жизни этой всякому,
стоящему недвижно
поперёк её движения,

оказавшемуся ль в рабстве
или сладостном плену
у своего воображения...


***
Ни жажда близости,
ни общность интересов и ни страсть,
воспламеняющая кровь, –

лишь бескорыстие
и собственная преданность – одни
дают нам право на любовь!

Или не одна обманчивая видимость вещей
стоит за всеми их же парадоксами?


Даже в науке всё же невозможно совершенно обойтись
без некоего рода предсказания, хотя бы и научной истины.


Приобретает сильный дух,
кто замышляет всё и делает своими головою и руками.


Многих благодатнейших её даров
поневоле человек себя лишает в жизни
собственными отрицаниями.


Для большей собственной устойчивости
быть всё же лучше вдохновляемым идеей пусть ошибочной,
чем вовсе никакой.

В любом поступке, каждом шаге человека
чем-то выдаёт себя
его всегда особенный характер.


При нетерпимости ко всякой лжи,
тем оправданнее представляется
значительная мера снисходительности к заблуждениям.


Исключительно лишь ради денег
ещё не было исполнено, пожалуй, ни одной
на самом деле стоящей работы.


Во многих случаях
едва ли оказать возможно большую услугу человеку,
чем показать ему, каков он есть.


Нельзя таланту больше навредить порой,
чем поставив его в привилегированное положение.

От невыносимого дольнего бремени освободившейся
человеческой мысли – не ей ли одной лишь
и будет под силу достичь самой дальней звезды
и увлечь за собою планету?


Подчас нам прошлое являет свою силу
не для того ли,
чтобы только подтолкнуть ещё вперёд?


Не всё ли наиболее существенное в жизни
совершенно справедливо помещается поверх
её обыденных явлений?


Расставаться следует всегда друзьями,
дабы не встретиться однажды снова,
обратившись во врагов.


Ни один ещё младенец
прямо от рождения не принимал на мир
холодного скептического взгляда.


Пожалуй, в жизни следует смеяться чаще,
хоть бы даже над самим собой,
чтобы из неё не уходила радость.


Не все и мертвецы ещё
в земле покоятся, или же где-то выше,
в самом деле с миром.


К сожалению, в потоке будничных забот и прочих дел
у человека в наши дни всё меньше остаётся
времени и места для поступка.


Чтобы трогать до слёз, и искусство должно мироточить
слезами и кровью его же создателя.


Все цели мелкие и низкие иль не затем и таковы,
чтобы ими жертвовать во имя высших?

Путь каждый раз открыт, возможен лишь вперёд,
невзирая на любые рецидивы прошлого.


Чтобы круто изменить уже свой путь,
как правило, достаточно бывает
перемены направления лишь мыслей.


И там, где действует строгий единый закон,
иногда ещё всё же нет места для общего правила.


До конца лишь оставаться верным жизни,
оставаться верным ей во всём – не это ли и будет
самым правильным её решением?


Ответ едва ли не всегда дать может Космос
на вопрос о том, что происходит с нашим миром.

Исключительно страх перед Богом
никого ещё не останавливал доселе от греха.


Воистину, жизнь предстаёт нам
тем лишь многогранней и прекраснее ещё
известной калейдоскопичностью своих
неповторимых и неисчерпаемых возможностей!


Не так приходит мудрость к нам с годами,
как обращается к ней ум.


Кто хочет сдвинуть мир, должен врасти ногами
в нём же в собственное место.


Кто тонко чувствует и почитает красоту –
бывает близок уж к тому,
чтобы постигнуть сущность истинную жизни!

Любое действие приносит всё же свою пользу,
однако, будучи лишь доведённым до конца.


По существу, не что иное,
как лишь наши собственные ограниченные представления о мире
больше всего и заслоняют нам его же бесконечный горизонт.


Когда из сердца изгоняется любовь – на пьедестале
её место вскоре занимает только чувственность.


В отдельных случаях
можно судить о мудрости произнесённой речи
и по не сказанным словам.


С "благоприобретёнными" привычками людей, увы,
часто уже не в силах справиться бывает их природа!


Если к истине подобает стремиться,
то за правду – стоять до конца.


От сквернословия до скверных дел
и всё-то расстояние – не больше полушага.


Иль не влекущая нас за собой мечта только
как раз и придаёт существованию и жизненность,
и смысл, и самый настоящий интерес?


Красота телесная,
не подкреплённая достоинствами собственно души,
иль не походит больше на уродство?


Всё-таки счастливая или несчастная судьба, как ни крути,
отнюдь не сваливается на человека с неба.

Вокруг значительных культурных дел,
как водится, немало собирается
особенно уродливых нагромождений.


Всё препятствующее, коль уж нельзя убрать со своего пути,
можно служить заставить хоть бы и ступенями подъёма.


Наверняка нельзя будет и к пониманью истины
когда-нибудь прийти,
если на пути к ней не держаться только правды.


Обычно, заслоняя в споре истину собою,
заблуждения выходят на передний план.


Правда никому не служит,
чем и покоряет самых свободолюбивых из людей.


Подумать, не видны ли признаки безумия во всём,
что унижает и низводит человека до животного?


Красота, как таковая, в мире этом, как и в том,
обладает наивысшею духовной ценностью.


Лишь сердцем чистым
отличить и можно подлинную красоту
от всяческой подделки.


От рождения уж носит Бога человек в себе,
даже нередко будучи Его же супротивником.


Право же, не так природа ошибается в вещах.
как человек в их понимании.

Едва ли что-либо достойней
по отдельности, как и все вместе,
сделать люди могут,
чем собственные плоть и душу
сделать жертвою
желаннейшею и угодной Богу.
В какой-то миг душа прозреет в человеке,
как очнувшись после сна
иль оглушительной контузии,

однако всё-таки не раньше,
чем телесные глаза его
закроются уж для любой иллюзии.
Насколько бы структурой сложной
или, может быть, простой
ни обладало Мироздание,
а перекрёстком всех миров
всегда бывали
человеческое сердце и сознание.
Иль не от силы устремленья только
к Идеалу степень нашей близости
зависит? –
Вот почему ещё не следует
всецело уносить Его
в заоблачные выси.
Всё же, какое бы великое и светлое
ни ожидало будущее нас,
что примечательно –
что как существенно приблизиться к нему,
так и вступить в него возможно
человеку лишь сознательно.

Ввиду известной двусторонности
явлений и вещей,
всего лишь мысль одну простую
здесь высказать позвольте мне,
всегда неплохо бы иметь в виду
как ту, так и другую.
Премудрость Божия есть то,
во что облечься должен
всяк достойный: и жена и муж, –
зане является единственным Она
Отцом и Матерью
для неисчётных душ!
В миру душа,
ни в чём не зная недостатка, но без веры,
остаётся столь же нищей…
Духовный голод невозможно утолить
самой обильной
и изысканною пищей.
Жизнь беспредельна, может быть,
прежде всего в разнообразии
немыслимом своём,
как не найдётся в целой вечности
двух времени моментов
одинаковых во всём.
Свет чистый Истины, увы,
мы не способны созерцать,
разлитый всюду искони под небесами,
не оттого ли, если вдуматься,
что попросту ослеплены ещё
Его ярчайшими Лучами?

Даже земли не покидая,
можно собственною мыслью посещать
неисчислимые миры
и в своё сердце все принять
нам уготованные благодатным небом
неисчётные дары!
Сколь бы наука на случайные –
в физических концепциях своих –
ни опиралась величины,
а ни одно из важных следствий
в этом мире всё же никогда ещё
не обходилось без причины.
По сути, всё, о чём ни думает
сегодня человек
или питает сожаление,
имеет, так или иначе,
для грядущего его
первостепенное значение.
Все сокровеннейшие, лучшие,
осознанные мысли наши,
вместе с ходом дней,
как всё же верится,
становятся в конечном счёте
общим достоянием людей!
Любовь отнюдь не только жертва
иль источник вдохновения
и сладости сосуд,
но и ещё самоотверженный
взаимосообщающийся
постоянный труд!

Зачастую окончательный итог
дел, начинаемых за здравье,
обращается их крахом,

слава добрая,
увы, приходит к ставшему уже
воспоминанием и прахом…


***
И на вершине Эволюции,
продвинувшись ещё
не на один мильон веков,

всё невозможно отойти,
ни отдалиться на полшага будет
от Её Основ!


***
Недаром время представляется нам
чем-то наподобие
спирали или круга,

где настоящее и будущее
искони равно
ключом владеют друг от друга.


***
Духовным силам внутри нас,
не предназначено ли,
нечто наподобье балансира,

также служить противовесом
динамическим энергиям
физического мира?


***
Всё наиболее существенное
в жизни человека –
от спокойных размышлений

до жизни собственного духа –
помещается поверх
её обыденных явлений.

Устойчивость не обрести
своих высоких устремлений
без опоры на пространство.
Немного стоят
даже лучшие все качества души,
в которых нету постоянства.
Когда-нибудь
через все пропасти и бездны Мироздания
и от земли до горней высоты
пытливой мысли человека
перекинуть ещё, видно, свои собственные
предстоит мосты.
Одна любовь
жизни величественный лик,
при всей космичности его,
столь грандиозной и прекрасной,
как сквозь стекло увеличительное,
всем нам помогает
видеть правильно и ясно!
Можно открыть глаза
на многое ещё, происходящее
вокруг под небесами,
словно стряхнув остатки сна,
начав смотреть на всё
души незамутнёнными очами!
Преодоление любое им себя
как величайшее
среди возможных благ
уж человека продвигает
по пути его к бессмертию,
хотя бы лишь на шаг.
При всей любви его к отчизне,
и пускай замешан с нею
из единого он теста,
не столько важно,
где родился человек, как то,
где на земле обрёл он своё место!
Казалось бы, неуглядимая,
неслышимая мысль,
чьё средоточие укромно
и неожиданны пути... –
но сколь на всё её влияние
поистине огромно!
Тот, кто желает сдвинуть мир,
с его объятыми угрюмой мглой
горами и долами,
в своё в нём собственное место
упереться и врасти
должен обеими ногами.
Зло остаётся тем же злом,
как ядом остаётся яд,
цикута – той же всё цикутой,
хотя б и будучи,
как кажется нам иногда,
оправдано текущею минутой.
Во всяком деле
научиться отрешаться от себя –
возможно, главная задача. –
Жизнь провоцировать
способна на корысть, однако ей
нужна от нас самоотдача.