Афоризмы про философию - страница 8

Русские афоризмы, высказывания, изречения, крылатые выражения

АФОРИЗМЫ ПРО ФИЛОСОФИЮ

Афоризмы про философию

Поделиться среди друзей
Нравится

МИР ИНОЙ

Есть мир, где балом правит вечная весна,
Где не бывает грусти тянущей былого,
И где душа не знает давящего бремени земного,
Где дум заветных самых всхожи семена,
Где полноцветнее в оттенках белизна
Палитры красочного полотна любого...
Где над землёю и поныне Божие Живое Слово
Несёт во чреве благодатном Вышина!


ЕДИНОЕ ТВОРЕНИЕ

Нельзя, воистину Единое, Великое Творение
На доли малые, на части ль автономные разъять:
При всём желании, нельзя ни расплести, ни развязать
Его судеб, его бесчисленных путей переплетение…
Как невозможно было б, гармоничной цельности строения
Не нарушая, из стены даже кирпичика изъять,
Так же нельзя жизнь человека произвольно оторвать,
Со смыслом, вложенным в неё, от Божиего Промышления!


***

Бога не видел никто, никогда.
Ап. Павел

Известно, что никто, нигде и никогда
Воочию не видел истинного Бога,
Не развевалась ни над чьей ещё дорогой
Его почтенная седая «борода»...
Однако зрима нам повсюду и всегда
Его вся звёздами усыпанная царственная Тога,
И перед совестью взыскательной и строгой
Едва ль не всем нам чувство ведомо стыда.


МИЛОСТЬ СУДЬБЫ

Не столько, может быть, как кажется порой,
Строга, безжалостна судьба бывает с нами,
Стегая жгучими своими батогами,
Грозя бедой, с невзгодами ль бросая в бой, –
Сколько, на деле, может быть, от бездны адской, роковой,
К ней с нашим рвеньем безрассудным и упрямым,
Оберегаемы бываем мы тем самым
К нам милосердною и мудрою судьбой?!


СРОДНИ ПОТОКУ

Потоку водному сродни, всё в жизни движется самой,
Нигде не мыслится в ней мёртвого бездвижного покоя –
От вдаль бегущих облаков до комаров и мошек роя,
От раскалённой плазмы в недрах звёзд и до коры земной;
Всё словно той воображенья прихотливою игрой
Порождено в ней, без конца меняясь в цвете и покрое, –
Так с дуновеньем ветра поле спелое колосовое
Вмиг изменяет, до того благообразный, облик свой...

РАССТАВЛЯЕТ ПО МЕСТАМ

Нисколько не уподобляйся гордецам,
Не верь учёности напыщенной, фальшивой,
Самонадеянности суетной и лживой
Не угоди в ловушку безрассудно сам…
Всё, что наивно ни вменяют люди мыслимым вещам
В присущей им поспешности честолюбивой,
Своей рукою властной и неторопливой
Жизнь мудро снова расставляет по местам.

ЕЩЁ ОДИН КОСМОС

Пред столь великой и возвышенно-торжественной красой
И всем величьем и безмерной славой Божьего Создания
Тем очевидней не становится ли смысл существования
Из нас любого, в то же время столь глубокий и простой? –
Творить, по мере сил, подобный совершенной красотой,
Творить, используя все арсеналы творчества и знания,
Преодолений трудных не боясь и не страшась дерзания,
Внутри себя ещё один, неповторимый, Космос свой!

В ОБЛИЧЬЕ НОВОМ

Из века в век не раз, не два, ни даже сто, в обличье новом
И оттого неповторимом никогда,
От Горних Сфер душа недаром возвращается сюда,
Земли и плоти всё ещё влекома зовом.
Однако, тленного телесного покрова
Едва лишась опять, назад она торопится всегда...
Так, угасая, поутру из виду прячется звезда,
Чтобы в ночи на небесах явиться снова.


СО СТОРОНЫ

Учись смотреть на этот мир со стороны,
Как, может статься, на него взирает сверху ангел божий,
Как безучастный чужеземец и прохожий,
Взирающий на лик неведомой страны,
Как на игру ли – с берега – речной волны,
Что вдаль спешит, дробясь и собственные отраженья множа,
При этом ни души, ни сердца не тревожа,
В них благостной не нарушая тишины…


ЕДИНАЯ ЖИЗНЬ

С иною, будущею, в сущности, едина жизнь сия. –
Так, в недрах Солнца преломлённого, не горнего ли Света
Полны игрой в лучах пролившихся встающего рассвета
Над серым сумраком ночным преображённые поля?
И точно так единосущны сами небо и земля
(В чём нет какого-то особенно великого секрета),
Как будто те же составные части общего портрета
Единого, столь изумительного лика Бытия!


ЕЩЁ ОДИН КОСМОС

Пред столь великой и возвышенно-торжественной красой
И всем величьем и безмерной славой Божьего Создания
Тем очевидней не становится ли смысл существования
Из нас любого, в то же время столь глубокий и простой? –
Творить, по мере сил, подобный совершенной красотой,
Творить, используя все арсеналы творчества и знания,
Преодолений трудных не боясь и не страшась дерзания,
Внутри себя ещё один, неповторимый, Космос свой!


ПРЕВЫШЕ ОБЛАКОВ

Когда вновь над землёй сгущается туман
И вплоть до горизонта стелется клубами,
Плывёт ли мертвенная мгла перед глазами
От утомленья, от полученных ли ран, –
Всё ж главное не попадайся на обман,
Коварной Майи мира этого окутан пеленами:
Превыше хмурых туч и облаков над нами
Разлит столь же великий Света океан!

ВРАГ НЕВИДИМЫЙ

Чтобы, лукавый, близко враг не подошёл
И незаметно не нанёс бы поврежденья –
Будь неизменно начеку, как в гуще жаркого сраженья,
В самом себе страстей смиряя произвол.
И если ранен – на себя будь только зол,
Раз со щитом ты обращался с неуменьем
Или опять же устоять перед коварным искушеньем
Достаточной в себе ты силы не нашёл.


ШИРОКИМ ВЗОРОМ

Воздай заслуженную Самому Всевышнему хвалу,
Мир многоликий обводя широким восхищённым взором,
Хвалу великую – высоким звёздным хорам
И Солнца ласковому свету и теплу,
Земли приветно-благодатному челу,
Её лесам шумливым, травянистым долам... –
Всё сущее сотворено Его Божественным Глаголом,
Подвластно, соподчинено Универсальному Числу!


НАДЁЖНЫЙ ПОВОДЫРЬ

Ищи Учителя великого терпенья –
Поводыря надёжного в земном аду,
Но малодушно не иди на поводу
У многоликого лукавого прельщенья.
От неизбывных мук скорейшего не чая избавленья,
Прими все тяготы, и горе, и беду –
Прими всех трудных испытаний череду
За дар и благо совершенного Ученья!


НА ПРОСТОРАХ МИРОЗДАНИЯ

Где во мгновенье может мысль преодолеть,
Не ведая преград, любые расстоянья –
Излишни, право, сложной техники созданья,
Не нужно компасом, ни картою владеть:
Довольно только окрылить, только зажечь её суметь
От искры собственного сердца, да сознанья
Открытого, и на просторах Мирозданья
Ориентиры лишь надёжные иметь!


НА ДАЛЁКУЮ ЗВЕЗДУ

Когда с собою ты и с Богом не в ладу,
Душою скорбной или, может быть, мятежной,
Перед лицом утраты тяжкой, неизбежной,
Попав в крутой водоворот или в великую беду, –
Взор устреми свой на далёкую звезду –
Тебя она согреет ласкою утешной:
Свет брезжит нам Предвечный и в ночи кромешной,
Есть упование и в смерти даже, и хотя б в аду!..

ЛОЖНЫЕ КУМИРЫ

В какой предел былые удалились Боги
С осиротевшей с той поры без них Земли?
Куда за ними вслед их присные ушли,
Столь целомудренны и справедливо-строги?..
Даже нельзя о том подумать без тревоги,
Как далеко –
веков промчавшихся в тумане и пыли –
Людей их ложные кумиры увели
От предначертанной им, истинной дороги!

СУЖДЕННЫЙ СПАСИТЕЛЬ

Спаситель сужденный людей – кто им укажет верный путь,
Блуждающим по вековому бездорожью,
Кто на себе пред ними явит славу Божью
И обнажит сей жизни подлинную суть,
В самих себя сумеет веру в них великую вдохнуть,
Не обольщая сладкою притворной ложью…
Кто, приведя вершины Бытия к подножью,
Поможет в гору им решительно шагнуть!


***

Этот Космос... всегда был, есть и будет
вечно живым Огнём.
Гераклит

Бескрайний Космос полон огненных вибраций,
Всепроникающих невидимых лучей:
Творящий дух лежит в основе всех вещей,
Планет и звёзд, а также всех путей их и конфигураций;
И корень тут их всевозможных пертурбаций...
Иль Гераклит был прозорливей нас, умней...
И много дыма лишь, хотя и без огней,
Пока ещё в томах иных «научных» наших диссертаций?


ПРАЗДНИК ЖИЗНИ

Земля отцов, гора и облако свидетель,
И ветер вольный и прозрачная волна:
Жизнь изначально целомудрия и благости полна –
И её праздник зашумит на всей планете
Однажды вновь; любые войны канут в лете –
Тому свидетели и Солнце, и Луна, –
И над всем полчищем пороков человеческих, одна
Желанная, восторжествует Добродетель!


***

Число лежит в корне
проявленной Вселенной...
Е. Блаватская

Как буревестника отважного крыло –
Над штормового моря грудью белопенной,
Как над землёй красой своею несравненной
Светила блещет горделивое чело, –
Так царственное возвышается Число,
Что Божество, над безграничностью проявленной Вселенной,
Универсальной сущностью и неизменной
Своей связуя с самым верхом Её тло!


ЖИВЫЕ ГОЛОСА

Что сердцу говорят влюблённые глаза
И мужа седовласого, и юной девы?
Что будят в нём весеннего ручья напевы
И низко над водой склонённая лоза?
Какую быль ему навеивает поутру роса
И поздней осени последние пригревы? –
Что, обещая ему, говорите все вы,
Любви и нежности живые голоса?!

НЕРАЗРЫВНАЯ СВЯЗЬ

Мы все горим одним невидимым Огнём,
И дух единый заключён в «царе и смерде»;
И от рождения мы все по этой тверди
Не под одним ли Богом ходим и живём?
И пусть при этом всё же партию ведём
Свою мы собственную в мировом оркестре и концерте,
Но остаётся непорывна даже в смерти
Связь человека с беспредельным Бытиём!


СКОРБЬ И УЖАС

Герой воистину внушает скорбь и ужас
Тому, в ком робок дух, чьё ль ветхо естество,
Кто в одночасье цепенеет оттого
При виде яростного доблестного мужа:
Словно внезапно из под ног его в тот миг уходит суша
Иль ему кажется, что с карой Божество
Вот-вот падёт, прямо на голову его
Со всею яростью без жалости обрушась…


НЕ БЕРЯ В РАСЧЁТ

Кто с сферой собственного долга соотносит
Лишь тесный круг земных обыденных забот,
Кто, попеченья духа не беря в расчёт,
Угрюмо сеет, без порыва жнёт и косит,
Кто лишь о низменном да о сугубо личном Бога просит
И благодетелем своим Его зовёт, –
На деле, тот хлеб у души своей крадёт
И понапрасну имя Божие поносит.


***

За ужасами войны – свет правды,
нам неизвестной.
Гераклит

Однажды, верится, настанет тот момент,
Когда оставят люди динамит и порох
И место разуму в ожесточённых спорах
В конце концов уступит силы аргумент;
На переплавку когда, словно бесполезный рудимент,
Со всей земли снесут они оружья ворох
И утвердится новый на её просторах –
Труда и мира всеединый континент!


ДОСТОЙНО ЕСТЬ

Достойно есть нисколько самообладанья не терять,
Не зная паники, при обстоятельствах любых тяжёлых
От горьких дум иль от предчувствий, может статься невесёлых,
Высоким духом никогда заранее не поникать;
Учись незримую опору под собою обретать,
Хотя б на скользком зыбком льду иль среди скал отвесных, голых,
На строгих жизненных ли принципах своих, когда обрёл их,
Тогда уже неукоснительно, незыблемо стоять!

КАК СКАЖЕТ ПЛОТЬ

Как вихрь страстей в его душе ни колобродь,
Кто сам оставить не желает путь греховный,
Тому всё горсткой праха будет хлеб духовный
И чужаком, когда не недруг, Сам Господь!
Такому путь его ухабистый, кривой заступит хоть
Святая, собственная ль мать, отец ли кровный,
Хоть высочайший Божий Суд, хоть уголовный –
А всё одно: поступит он, как скажет плоть.

И ГОСПОДИН И УЗНИК

Дух вечно деятельный жаждет проявления,
Неисчерпаем и бессмертен дух один:
Из горних высей, иль из тех же всё мистических глубин,
Непостижимо-необъятного Творения
Из раза в раз нисходит он для освоения
И просветленья Его сумрачных низин –
И полновластный и единый всякой плоти господин,
И, вместе, узник и заложник воплощения.

В ДОЛЖНЫЙ СРОК

Как ни темно и ни томительно скитанье
В глухой ночи неверной зыбкою стезёй,
Каким бы непосильно тягостным порой
Безжалостной судьбы ни мнилось испытанье, –
Приходит срок – и его подлинного смысла пониманья
Путь осеняется желанною зарёй! –
Так в одночасие редеет мрак ночной
Вокруг уже при первых проблесках заранья...


И ГОСПОДИН И УЗНИК

Дух вечно деятельный жаждет проявления,
Неисчерпаем и бессмертен дух один:
Из горних высей, иль из тех же всё мистических глубин,
Непостижимо-необъятного Творения
Из раза в раз нисходит он для освоения
И просветленья Его сумрачных низин –
И полновластный и единый всякой плоти господин,
И, вместе, узник и заложник воплощения.


КАК НЕ БЫЛО

Всё в жизни пребывает в быстром обращенье –
Не то, чтоб прихоть чья иль случая игра:
Ненастен, хмур, казался день ещё вчера
И чем-то наподобье схимников суровых облаченья –
А уже нынче снова в воодушевленье,
Встав на заре, росу ты пьёшь его с утра,
Опять душа твоя приветлива, бодра
И дня минувшего, как не было, забыты огорченья...


ГОТОВНОСТЬ

Пред утвердившимся в зените пламенеющим Светилом
Бледнеет этот мир со всем «добром» своим. –
И в миг любой ты навсегда расстаться с ним
Готовым будь! Между людьми быть можно хилым,
Гонимым, нищим – но, однако ж, Богу милым,
И в сто лет – духом оставаться молодым...
Не забывай: все блага призрачные жизни этой – дым
Пред Жизни Вечной, Жизни Истинной горнилом!


НЕ ЛЮБОВЬ

Зачем капризные тираны то и дело хмурят бровь,
В безвинных взор вперяя тяжкий свой и беспощадно-жгучий,
А червь гордыни, паразитов наподобие живучих,
Сердца всё точит… и поныне миром правит не любовь?
Зачем без остановки льётся человеческая кровь,
То здесь, то там вновь проливаются потоки слёз горючих?..
Зачем, бесчинствуя, беснуется толпа и тёрн колючий
В чело небесного Спасителя впивается всё вновь?!

НЕ ПОЖАЛЕВ

Чтобы дано было мечте осуществиться,
Свершиться ль замыслу заветному, – удвой,
Не пожалев, свои усилья и утрой,
Чтоб помешать уж не могло ничто им удесятериться;
А если вкралось ненароком – то сторицей
Одно сомнение немедленно покрой,
Как устилается обильно дол земной –
Листвы осенней под ногами златотканой плащаницей...

РЕБЁНОК И ФИЛОСОФ

Тот мудр воистину – чьи взгляды широки,
Кто в то же время и учёный, и теософ;
Ведущий жизнь без суеты и перекосов,
Хоть и не то чтобы «как все», но по-людски;
Чьи наблюдения точны и глубоки,
Наследник первых христиан, халдейских магов и даосов,
Ребёнок и глубокомысленный философ…
Кто и в потоке, и на берегу реки.

MEA CULPA

Когда с тобой случилось горе,
Заполыхал ли дом в огне,
Ищи причину не вовне,
Не с виноватыми в разборе –
Но с совестью своею в ссоре
И в неискупленной вине,
В порока вызревшем зерне,
С судьбой и ближними в раздоре.

Mea culpa (лат.) – моя вина

К СУЖДЕННОМУ СЧАСТЬЮ

Друг, если сможешь поскорее, научись не замечать
Любым обидчиком своим тебе обиды наносимой
И, может статься справедливый, гнев судьбы неумолимой
Спокойным сердцем без роптанья благодарно принимать...
Когда способны мы бываем ни за что не унывать,
Только тогда становимся воистину несокрушимы, –
Ведь в испытаниях суровых лишь и можем и должны мы
Дорогу собственную к Сужденному Счастью проторять!


СЛЕД БОЖИЙ

Пути земли и неба меж собою схожи,
Как вдаль бегущих облаков и теней их,
Как колебанье лона вод и отражаемое в них
Далёких звёзд мерцанье полночью погожей;
В нездешнем мире, верно, существует то же
Своё подобие меж первых и вторых,
И в шаге всех существ, какие есть – от малых до больших –
По-своему отпечатляется След Божий!


РАЗРУШИТЕЛЬ

Не человек ли сам – единственный, по сути, разрушитель
В приумножение ему дарованных от Бога благ?
От диких воплей стадионов, а то бомбовых атак
Под градом, тяжко сотрясается Земля – его обитель
В бескрайнем Космосе.... Не он же ли единственный мучитель
Жестокий ближнего, не самому себе ли злейший враг?
И жизнь его полна страданий тяжких и бесславна так,
Что, глянув с высоты, едва ль не содрогнётся небожитель!


УЖЕ СЕГОДНЯ

Дням предстоящим нет конца, как нет начала:
Длиною в вечность пролегает жизни путь!
Так над землёю Солнца вспять не повернуть и не задуть,
Какая буря бы внизу ни бушевала…
Лишь бы в душе желание не угасало
В ещё неведомое завтра заглянуть,
Да всякий раз, уже сегодня может быть, в него шагнуть
Отваги и решительности доставало!


***

Лень, как ржавчина, разъедает быстрее,
чем труд изнашивает.
Б. Франклин

Не позволяя спать душе, не будь беспечный и ленивый
Порою нежной, и в расцвете сил, и на закате лет:
Труду, упорству, и ещё отваге дерзновенной, нет
Разумной в этой жизни, знай, какой-либо альтернативы.
Ложись, когда ночная мгла собою покрывает нивы,
От сна вставай, едва за окнами забрезжил утра свет, –
Дабы не вытянуть тебе рукой беспечною билет,
Явившись на её большой экзамен, самый несчастливый.

ОТ РОЖДЕНЬЯ ДО МОГИЛЫ

Недаром, знать, как рычаги единой силы,
Во днях даны нам удовольствие и боль.
Когда осознана их движущая роль,
Тогда ни чуточку не будут уже дни твои унылы!
Питают кровь и укрепляют наши жилы
Как жизни сладость, так и горечь или соль,
Весы колебля то и дело наших воль
Вкруг положенья равновесья от рожденья до могилы.

ДЛЯ ПРОСТРАНСТВА

Пока светильник не угас в твоих руках
И целой жизни не завершена работа –
Ничуть не будет утомительна, скучна тебе забота
О повседневных прозаических вещах. –
Не заберёт могила хмурая твой прах
Безвременно, души не изведёт сухота,
Пока творить, пока трудиться д л я п р о с т р а н с т в а есть охота
И светел мир перед тобой в его лучах!


ВЫСОКИЙ ПЬЕДЕСТАЛ

Любовь – в бушующем житейском океане наш причал
И мироздания краеугольный камень,
Она – святой молитвы и зачин и аmen,
С причастием Небесной Мудрости фиал;
Она ж – в извечном единенье двух Космических Начал
Единосущный и животворящий пламень;
Любовь – на жизненную зрелость наш экзамен…
И духу твоему высокий пьедестал!


ИЗ ГЛУБИНЫ

Из той же Горней непроглядной Глубины,
Огня Творящего Небесного из пещи,
Не все ль на свет явились видимые вещи,
Бесчисленны, не все ли были существа порождены?..
Порою самою начальною весны,
Едва-едва лазурь небесная проблещет,
Недаром сердце снова птицею трепещет,
Словно разбужено прибоем пенно-огненной Волны!


ИЗ ГОРНИХ НЕДР

Не всё ль вокруг суть истеченья некой Силы,
Чей потаён от взора нашего исток? –
Иль не из самых горних недр живительный струится сок,
Что вместе с кровью наполняет наши жилы?
Питает изнутри планету и светило,
Большое дерево и щупленький росток
И в житном поле наливающийся каждый колосок
Всеблагодатное Вселенское точило!


КТО ДАСТ ОТВЕТ?

Гуляет ветер беззаботный в чистом поле,
Волнуя тут и там белеющую рожь...
Природы мир не на Творца ли своего во всём похож,
Творящего по Своей прихоти и воле? –
Здесь нет ни горестей, ни нестерпимой боли,
По существу, неведомы с насильем ложь...
Живёт жестокое страданье отчего ж,
Кто может дать на то ответ, лишь в человеческой юдоли?

ПАРАДОКСЫ ПОВЕДЕНИЯ

Откуда эта рознь и двойственность людей?
Как парадоксы поведенья их усвоить? –
Одной рукою мощно созидать и строить,
Другою рушить тем безумней и сильней;
Грешить – чтоб каяться в содеянном скорей;
Хулить бессовестно, что б ни было, чтоб после славословить;
Кипя враждой, к войне опять себя готовить,
Чтоб дружно снова мир отстраивать по ней.


ДВА ПУТИ

Есть два пути: один – низинный, но тернистый,
Как через дебри те торимая стезя.
По ней, одежд не изорвав, пройти нельзя,
Ни сократить тропы томительной, петлистой...
Второй путь – верхний, словно кручею сыпучей и скалистой
Как по струне ведёт, над бездною скользя,
Во всякий миг в неё падением грозя,
Но в то же время – возвышающий и чистый!


ДЛЯ СЧАСТЬЯ

Все блага, в сущности, избыточны земные. –
Ах, разве в этом счастье, чтобы всем владеть?!
В конце концов, что надо воздуху, ответь? –
Ничуть не более того, чтобы дышали им другие.
Что надо Солнцу? – Чтобы Землю и иные
Планеты светом и теплом своим согреть...
И человеку точно так же – лишь иметь
Кому отдать дары все собственного сердца дорогие!


ДВЕ ВОЛИ

Бывает воля двух родов:
Одна – себя в преодоленье,
Но как свободное паденье –
Другая – в преисподней ров.
Бессильны тысяча оков
Сдержать высокое стремленье,
Но и ничьё благословенье
Не развернёт с пути гробов.


ВСЕГДА В ДВИЖЕНИИ

Как в половодие весеннее высокая вода,
Переполняя русла рек, перемещается вдоль луга,
Зимой ли где-то в поднебесье снежная блуждает вьюга,
Внизу следа не оставляя никакого иногда, –
Так мысль, невидима, находится в движении всегда,
Как над землёю облака, как звёзды севера и юга,
Как огибая контур некоего замкнутого круга,
Как будто бы из ниоткуда и опять же в никуда...

КРАСОТА И СИЛА

Сколь велика Творенья красота и сила,
Глубок и необъятен Жизни Океан! –
Где в каждой капельке таится ураган
И в каждом атоме – уж будущее яркое Светило...
Уж сколько сумрачная Лета поглотила
Миров иных, планет, материков и стран –
Бурлит всё так же, сея по простору Огневой Туман,
Неистощимое Вселенское Творило!


***

Удивление и есть начало философии.
Сократ

Держи, шагая, широко открытым взор:
Средь непрестанного житейского боренья
Имеют ценность только знаний накопленья,
Отраден беспредельный творчества простор….
В степи, на море ли, иль перед ликом неприступных гор –
Смотри, при этом не без чувства изумленья:
Сколь неохватно широки пути Творенья
И в то же время тонок бытия узор!


ДАР ВЕЛИКИЙ

Искусство подлинное – проблеск совершенства
Небесного в парче обыденной земной;
Утверждено Творца Предвечного Рукой
Его над прочими трудами верховенство.
Плод долгих бдений, и оно ж – источник чистого блаженства,
Нелёгкий крест и в то же время дар святой…
И всех нас связывает общею судьбой
Во тьме веков его нетленность и вселенство!


К ЗАВЕТНОМУ ПРЕДЕЛУ

Чтобы стареть не позволять душе и телу,
И в днях своих не отставать от молодых, –
При обстоятельствах любых будь выше их,
Не позволяя сбиться верному далёкому прицелу,
Подобен опытному в море корабелу,
Что держит руль уверенно в руках своих,
И в налетевший шторм, и в вихрях ледяных
Сквозь ярость неуёмных волн спеша к заветному пределу...


НЕ ЗАМЕДЛИВ

Заря рассветная является с востока –
И, не замедлив, быстро новый день идёт...
И Мира сужденного Нового приход
Свершится так: как, пробудившись, человек, вздохнув глубоко,
Земля с груди своей стряхнёт паршу порока,
И лишь взметённой пыли пелена спадёт –
Как уж над нею Солнце новое, взойдя на небосвод,
Опять пределы озарит её широко!

НЕ ЧУДО

Однажды, нет, не чудо жизнь преобразит –
Один упорный труд её лицо меняет;
Не Бог, не ангел божий страсти в нас смиряет –
Дух непреклонный своей воле подчинит;
Не древний род, не кровь навек людей между собой роднит –
Единомыслие воистину сближает…
Не солнце там путь человека освещает,
Где сердце пламенное факелом горит...


БЕЗ ОСТАТКА

Иль не всё то, чем наша память дорожит,
Чтó, может статься, мнится вечным на планете –
Равно однажды безвозвратно канет в Лете,
И время, канувшего в Ней, его следа не сохранит?..
Бери сегодня всё, чем жизнь тебя дарит,
Ей без остатка отдаваясь сил в расцвете –
Но помни только, что на этом, том ли распрекрасном свете,
По существу, ничто нам не принадлежит.


РОЖДАЕМЫЙ В МИРАХ

В груди его, как птица, сердце встрепенётся,
И лёгким будет распрямлённых крыльев взмах,
И в одночасье высоты исчезнет страх,
И будто Свет Фаворский с вышины прольётся, –
Едва лишь всеединой Истины луч золотой пробьётся,
Проделав брешь в рассудка плотных облаках,
И Зов волнующий, рождаемый в мирах,
В глубинах духа человека отзовётся!


СМЕРТЬ – НЕ КОНЕЦ…

Не все мы умрём, но все изменимся.
Новый Завет

Смерть – не конец, и не противник Провиденья, –
Нельзя на этот счёт обманываться ведь!
А потому не бойся ей в глаза смотреть,
Сколь ни покажется темно их выраженье.
По существу, она – лишь новое рожденье,
Быть может, в более прекрасный мир и в лучшие дни впредь...
К чему ж о прошлом и об отжитом жалеть
Перед чертой грядущего преображенья?!


СВЕТИЛЬНИК МИРОЗДАНИЯ

…А может, здесь ты всё себе вообразил:
Людей, событья, времена и расстояния? –
Так в час полночный блики лунного сияния
Свет ясный всё того же Солнца, преломляясь, породил.
Ты – властелин стихий, слепых природных сил,
Господь и сужденный светильник Мироздания,
Но в серых сумерках земного своего существования
Себя ты, не иначе, сам им подчинил.

ЗАХОРОНЁННЫЙ КЛАД

Сыщи брильянт не в пятьдесят, не в сто карат,
На все другие самоцветы не похожий –
На вес и вид намного более пригожий
И драгоценнее любого во сто крат,
Не убираемый в серебряный оклад...
Не в чаще сумрачной, не где-то запылённым придорожьем –
В себе самом, как в скрове потаённом Божьем,
Узри с рождения захоронённый клад!

- Как внеземному разуму вступить в контакт с земным, но чтобы не подхватить и не заразить, Холмс?
- Через послание, например, Книгу Урантии, Ватсон

Недопонимают того, кто выше или ниже «здравого смысла».

Сущность приоткрывается в смыслах.

Вложенный в сказанное смысл не равен смыслу воспринятому.

Смысл – утилитарный взгляд на сущность.

Виртуальные мифы несут реальные смыслы.

А случайна ли случайность, если она всегда следствие?

Мы видим мир через прищур зажатого материей сознания.

Пространство и время – атрибуты конечных миров. Неразрывные пространство, время и движение – разделены в сознании, как понятия ориентации в бытии.