Афоризмы об истинах - страница 9

Русские афоризмы, высказывания, изречения, крылатые выражения

АФОРИЗМЫ ОБ ИСТИНАХ

Афоризмы об истинах

Поделиться среди друзей
Нравится

Сознание
есть вековая тайна,
та, что целиком ни от кого
не прячет своего лица,
но, тем не менее, которую
ещё никто из нас
не смог постигнуть до конца!

Хотя сулит оно как будто бы свободу
и над миром власть немалую, –
однако чаще им
богатство больше, чем он сам,
как это кажется, владеет,
пусть и собственным хозяином своим.

Коль окружающая жизнь
сегодня собственно канонам благочестья –
так уж вышло – отвечает крайне мало,
то где ж, как не в душе своей прежде всего
уместно было б добиваться воплощения
его нам идеала?

Что есть счастье? – Перед взором
устремившаяся к небу
склонов горных высота,
ощущенье ль под ногами
через пропасть переброшенного
прочного моста…

Сами Законы всеобъемлющие Космоса,
хотя бы нами были
узнаваемы не сразу,
не суть ли те следы, в которых
всюду в мире выдаёт Своё Присутствие
Творящий Высший Разум?

Иной раз кажется, под грузом всевозможных
философских спекуляций,
даже Истине самой
бывает трудно оставаться неподверженной
безжалостному гнёту их
и тою же прямой!

Сколько природа бы сама
за все минувшие столетья на Земле
ни исхитрилась сотворить,
ничуть не менее того, однако,
также человеку
ещё сделать предстоит и совершить!

Тропа и ровная, и гладкая,
кто ж будет то оспаривать,
приятнее всего,
ведь так легко по ней шагать…
жаль только – к истине ещё
не приводила никого!

У слишком занятых собою,
в чём есть что-то демоническое,
что-то колдовское,
как наименьшее из зол,
ни сил, ни времени не остаётся
ни на что другое.

Немудрено, что время грозных перемен
на оголённом стыке циклов
мировых тысячелетних
уж ликом сумрачным своим
нас поневоле заставляет
вспоминать о «днях последних»!

Никому не дано повернуть историю вспять, как и отменить законы природы.

Неуязвимость Вечной Истины
не точно такова ли, как и Солнца,
что спокон веков поныне
изо дня в день встаёт равно невозмутимо
над крикливою толпой
и над безжизненной пустыней?

Иного слова, из числа тех –
при себе благоразумно
до поры прибережённых,
по силе, весу своему,
не превзойдут ни два, ни пять,
ни даже сто произнесённых!

Пусть даже правильные самые,
слова всё ж не способны
передать бывают суть
глубокой истины иной
и в лучшем случае
всего лишь к ней указывают путь.

Где лишь присутствуют материя и дух,
как нечто целостное,
неисповедимое,
там, если хорошенько вдуматься,
уже, по сути, есть
для жизни всё необходимое!

Между обыденных трудов,
чтобы насытить плоть, мы все
едим и пьём из «бренной чаши».
Но разве менее того
неуглядимо – день за днём –
её питают мысли наши?

И в жизни нынешней, и даже в её лжи,
и в каждом времени,
как зреет в почву брошенное семя
и во тьме её томится,
наверняка, хотя б одна,
а всё же ждёт своего часа
Вечной Истины крупица!

Итог всему и всякому в любом обществе принадлежит общественному мнению, предварительно выросшему из обдумывания, предположения и осмысления народом.

Как заложник, кто весь век
словно прикован к переменам
настроений, чувств своих,
тому, что и говорить,
бывает очень нелегко
считаться с чувствами других.

Куда ни глянь,
ведущий принцип расширения
воистину присущ
динамике Вселенной всей –
от расходящихся всё шире рукавов ли
Галактической Спирали
до сознания людей!

Совсем как с женщиною,
так и в отношеньях наших с Истиной существенен
лишённый фальши внутренний мотив:
к нам благосклонности Её не стоит ждать,
всех самых искренних и пылких чувств своих
одной лишь Ей не посвятив.

Возможно, в сущности своей
мир совершенен изначально,
и порядка не лишён,
даже вполне так может быть, –
но, видит бог, при этом всё же
далеко не завершён!

Со всякой личной,
то бишь крайне субъективной точки зрения,
хотя и незаслуженно,
реальность взору неизбежно предстаёт,
когда не плоской,
то существенно обуженной.

В гражданском и уголовном судопроизводстве доказательства по делу представляются, добываются, устанавливаются, допускаются, но не продаются и не покупаются: истина.

Лежит дистанция
не больше одного, зато решающего,
шага, может быть,
между ответом на вопрос,
«как мир возник, был создан?»
и «как должно человеку жить?»

Надеяться найти в разврате
вдохновение любви,
по меньшей мере, столь же глупо,
как красоту – в чертах уродства,
как наличие души
у разложившегося трупа.

Во всяком времени,
на истинные ценности
пусть даже времени паденья цен,
уже просыпаны бывают
семена малоприметные
грядущих перемен.

Что б ни было тому виной,
но вера в смерть промеж людей
поныне распространена,
как ни печально и ни странно,
куда более, чем в жизнь,
и куда более сильна.

Хотя б и истину саму
принять заставить человека
невозможно оттого,
что только истина, что у него внутри,
способна истину увидеть
вне его.

Всё ж ощущение
известного непостоянства жизни
тем уж ценно, без сомнения,
что посреди инертной будничной рутины
побуждает нас
к подвижности мышления.